Экстренное объявление
Справочник туриста

История Гусь-Хрустального

  • Реклама на сайте
  • Просмотров страницы: 2801

Гусь-Хрустальный – столица мещерского края
История города Гусь-Хрустальный

Аким Мальцов грядущим поколеньям
Оставил город, где хрусталь звенит.
Горды сегодня мы его твореньем,
О нем с любовью сердце говорит.

В краю Мещерском, да и всей России
Наш славный город свой оставил след:
В бокалах, кубках много звездной сини
И праздничного отблеска Побед.

В себя вобрал хрусталь тепло Мещеры,
России яркость, мастерства секрет.

Воспел природы дивные просторы,
Зажег в глазах людей волшебный свет.

Так сохрани, мой город, память к предку
И дело рук его не придавай,
А брось на счастье в озеро монетку
И новые шедевры создавай!

Т. Палагина-Абаляева

Введение.

Дорогие читатели!

В книге, которую вы начали читать, предпринята первая попытка изложить историю города Гусь-Хрустальный, как исторического центра стеклоделия России, с древнейших времен и до современности.

Авторы надеются, что эта книга поможет вам изучить историю своей малой Родины в контексте исторического развития страны и мира в целом. Поможет вам узнать и полюбить Гусь-Хрустальный, найти свое место, свою профессию и внести свой вклад в будущее развитие России и родного города.

Историческая справка.

Гусь-Хрустальный – старейший центр стеклоделия России, город мастеров стекла, художников и поэтов, находится в самом центре Мещерского края, среди озер и речных разливов, в обрамлении прекрасной природы, воспетой великими русскими писателями и поэтами: Михаилом Пришвиным, Константином Паустовским и Сергеем Есениным. В Гусь-Хрустальном находится центральная усадьба Национального парка «Мещера», где сохраняются уникальные природные комплексы Центральной России. Поэтому наш город по праву носит звание: Столица Мещерского края.

Основные вехи истории города были изучены достаточно подробно известными краеведами и писателями:
Р.Н. Кудрявцевым, С.Ю. Велиховым, И.Н. Толмачевым, В.М. Никоновым, П.В. Гиляревским.

Город Гусь-Хрустальный основан в 1756 году и именовался «усадьбой Гусевской фабрики». Под таким наименованием он и числился в составе Владимирской губернии с 1778 г.

В 1900 году фабричный поселок Гусь был соединен узкоколейной железной дорогой с Владимиром и Рязанской губернией и получил наименование «местечко Гусь-Хрустальный».
Владимирский губернский исполком 13 декабря 1917 г. выносит решение о преобразовании местечка Гусь-Хрустальный в город, которое было утверждено НКВД 25 февраля 1919г. Однако из-за материальных трудностей Гусь-Хрустальный в 1924 г. снова превратился в рабочий поселок, став волостным центром Меленковского уезда. Возрождение стекольной промышленности Гусь-Хрустального в конце 20-х годов позволило ему снова стать городом. Постановлением ВЦИК СССР от 20 ноября 1931г. этот статус был утвержден. Как город Гусь-Хрустальный вошел в то время в состав только что созданной Ивановской промышленной области. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР в 1939 году Гусь-Хрустальный был отнесен к разряду городов областного подчинения.

В 1942 году Гусь-Хрустальный район имел 19 сельских Советов: Аббакумовский, Анопинский, Арсамакинский, Борзинский, Вашутинский, Вешкинский, Боровский, Григорьевский, Губцевский, Деминский, Дубасовский, Егревский, Заколпский, Красно-Эховский, Крюковский, Лесниковский, Островский, Старо-Опокинский, Тихоновский.

В Курловский район входили 23 сельских Совета: Аксеновский, Василевский, Великодворский, Вырытовский, Добрятинский, Долбинский, Золотковский, Ильинский, Ильичевский, Колпский, Кузьминский, Купреевский, Нармский, Ново-Мальцевский, Овинцевский, Окатовский, Парахинский, Перовский, Тащиловский, Тюрвищенский, Уляхинский, Цикульский, Черсевский.

В 1944 году решением Правительства была образована Владимирская область, в состав которой, наряду с другими, вошел город Гусь-Хрустальный на правах районного центра. 11 января 1949 года получает свое название поселок торфяников Гусевский, причисленный к категории рабочих поселков с подчинением Гусь-Хрустальному горисполкому.
В 1963 году в состав Гусь-Хрустального сельского района вошли сельсоветы Гусь-Хрустального и Курловского районов. Курловский район был ликвидирован.

В 1996 году Гусь-Хрустальный был удостоен международного приза «ЗОЛОТОЙ МЕРКУРИЙ» за сохранение историко-архитектурного облика города. Гусь-Хрустальный входит в малое Золотое Кольцо России.

  • Население: 75 тысяч человек.
  • Площадь 43 км².
  • Высота над уровнем моря: 125 м.
  • Почтовый индекс: 601501.
  • Телефонный код города: 49241.
  • Географическая широта: 55°37'
  • Географическая долгота: 40°39'

Расположен в восточной части Мещёрской низменности, на р. Гусь, в 63 км к югу от Владимира. Глава Муниципального образования г. Гусь-Хрустальный с 2010 г. - Гришкин Юрий Владимирович.

Герб.

В конце XVIII века, когда при императрице Екатерине II была принята большая часть гербов русских городов, Гусь-Хрустальный еще не был городом, а поэтому и не получил официального герба. Эмблема города сложилась уже в советский период, в первую очередь при развитии туристического маршрута "Золотое кольцо России".

Происхождение названия реки Гусь.

Известный в середине 19 века этимолог М.Н.Макаров (1846) соотносил гидроним "Гусь" с народным выражением «вода бежит гусем», т.е. извилинами, неправильно. Это самая первая и ранняя «славянская» версия происхождения названия нашей реки. Однако, другие исследователи в своих работах считают сомнительной связь названия реки с русским словом гусь - «водоплавающая птица». В этом случае, закономерны были бы формы «Гусиная», «Гусиха».

Наиболее известна версия нашего земляка – журналиста, писателя и прекрасного краеведа В.М. Никонова, который допускал возможность финно-угорского происхождения гидронима, сближая его с эрзя-мордовским "куз", финским "kuusi"- ель. Он так же допускал, что при наличии исходной формы Гус - не исключена также связь с многочисленными в Поочье гидронимами на "- ус", принадлежащими неизвестному языку дославянского населения края. Известный исследователь славянской и финской топонимики Г. П. Смолицкая в своих работах показала несостоятельность предположений финского происхождения гидронима Гусь. И отнесла гидронимы "Гусь" и "Колпь" в группу неясной принадлежности.

Еще одна версия славянского происхождения названия реки родилась у краеведов г. Егорьевска, что находится в московской части Мещеры: в Толковом словаре В.Даля есть слово «гусельчатый»: похожий на гусли, полосатый, бороздчатый, как бы исчерченный вдоль струнами. Если такое слово было в обиходе у людей, совершавших в IХ-ХI вв. рейсы из Рязанской земли к Гусскому погосту и далее, то изборожденную речками и ручьями местность они вполне могли считать гусельчатой и назвать местность вместе с рекой - Гусль. Гусль – Гус ль – Гус - Гусь. Примечательно, что в 50 километрах к западу от реки Гусь протекает река Гуслица (Орехово-Зуевский р-н Московской области). Там так же вся местность, как и река имеет одинаковое название – Гуслица. Но «гуслица» — это маленькая гусль. В русском языке (в XVI веке и ранее) слова «гусли» и «гусль» имели равное значение.

Глава 1. «Природа»

§1. Геологическая история формирования территории, рельеф и полезные ископаемые.

История формирования Мещеры тесно связана с историей Русской равнины.
В Каменноугольный период территория края была в основном покрыта морем. Море то отступало, то надвигалось снова. В нем обитало огромное количество организмов с известняковым скелетом или раковиной. Их скопления и дали начало формированию каменноугольных известняков.

Отложения каменноугольного периода залегают меридиональной полосой шириной 30-40 км, начинающейся от окрестностей города Коврова и идущей на юг, пересекая бассейн Оки. Эта полоса получила название Окско-Цнинского вала, с большей высотой посередине и краями, уходящими в глубину на сотни метров. В нашем крае выходы каменноугольных известняков широко распространены в районе поселка Добрятино, где находятся карьеры по их добыче. Довольно близко к поверхности, известняки залегают в долине реки Колпь. Из этих отложений бьют ключи чистейшей подземной воды. Большую известность у гусевчан имеют родники близ деревни Борзино на левом берегу реки и не так давно пробуренная скважина у лагеря отдыха «Дзержинец».

У д. Георгиево, близ поселка Золотково, в карьерах, еще в XII веке, во времена Владимиро-Суздальского княжества, добывали белый зернистый известняк из которого построены белокаменные храмы Владимира. Добрятинское карьероуправление производит доломит для стекольных и фарфоровых изделий; известняк металлургический; известняк технологический для сахарных заводов; камень известняковый; памятники; плиты мраморные.

Уже в доледниковое время Мещерский край начал медленно опускаться, превратившись в низменность, служившую вместилищем для талых ледниковых вод. В московскую фазу оледенения аккумуляция песчаного материала в Мещере продолжалась, что, в конечном счете, привело к образованию плоского равнинного рельефа, который так характерен для нашего края. Под песками и суглинками принесенными водами при таянии московского ледника, был погребен рельеф, существовавший здесь до этого времени.

Позднее, в Пермский период, бывшее каменноугольное море мелеет, особенно в районе Окско-Цнинского вала, в нем возрастает концентрация солей и на дне откладываются пермские известняки, доломиты, гипсы и даже бурые глины.

Пермские известняки можно обнаружить в речных долинах, преимущественно восточной части Окско-Цнинского вала. В конце Пермского периода море высыхает, от него остаются лагуны и озера, где отлагаются ярко окрашенные солями железа полосатые мергели и глины.

В Триасовый период в Мещере сухо, геологических остатков не обнаружено. А вот в Юрском периоде происходит горообразование, Окско-Цнинский вал постепенно поднимается и частично размывается морем.

В конце Юрского периода наблюдалась массовая гибель морских организмов. Их остатки разлагались, образовывали сероводород, который явился исходным материалом для образования серного колчедана. Скапливающийся серный колчедан встречается небольшими желваками в оврагах, на выходах черных фосфоритосодержащих глин. Его в прежние времена добывали для получения серной кислоты и железного сурика. Свидетельства Юрского периода - глины, стали основой для современного кирпичного производства.

В следующий геологический период - Меловой - море в наших краях оставило вначале черные глинистые отложения или светло-бурые пески, а затем отступило. Морское дно превратилось в сушу и на всей Мещере развился богатый растительный и животный мир. Подобная ситуация продолжалась и в Третичном периоде Кайнозойской эры. Этот продолжительный теплый период не оставил геологических свидетельств в нашем крае, но он сыграл огромную роль в становлении фауны и флоры нового типа, послуживших базой для дальнейшего развития биологических видов. Появились первые птицы, млекопитающие, сушу быстро захватили покрытосеменные растения. Но климат, очень теплый во все предыдущие эпохи, постепенно становился все холоднее, влажность повышалась и к началу Четвертичного периода началась ледниковая эпоха.

Приокская железорудная полоса охватывает большую территорию от правобережья Колпи до правобережья Оки, там, где течет речка Железница (у города Выксы). Она издавна является базой местной металургии. Развитие ее связано с именами заводчиков Баташевых. За годы работы этих заводов много было взято руды. Так, в одной из богатых дудок вблизи деревни Ратново было взято 443 т. Заводы производили в результате значительное количество металла. Так, в благоприятный для металлургического бизнеса 1894 год только два завода – Гусевской(Гусь-Железный) и Верхоунженский выплавили 4758 тонн чугуна.

Ледниковая эпоха занимала длительный отрезок времени – около одного миллиона лет. Ледник то надвигался на юг, то таял, отступая на север. Таких ледников, оказавших влияние на формирование мещерского края, описано четыре. Они названы по границе максимального распространения ледниковых лавин на юг: Окский, Днепровский, Московский, Валдайский.

Песчаные отложения днепровского ледника в Мещере имеют большое процентное содержание крупнозернистых кварцевых песков, что и объясняет появление в нашей местности стекольного производства. Косые слои песка, по мере стаивания ледниковых толщ Московского ледника, создали практически плоскую, слабо наклоненную к югу поверхность мещерской низменности. Воды Валдайского ледника, затопили поверхность Мещеры талыми водами. Двенадцать тысяч лет назад, она представляла собой огромное послеледниковое озеро, которое постепенно отступало, оставляя за собой абсолютно плоскую поверхность. Это объясняет расположение древних городищ концентрическими кругами расходящихся от озера Святое. На дне постепенно высыхающего озера формировались речные долины современных рек. Ледниковый песок перевеивался ветром, что позволило образоваться дюнным формам рельефа: как отдельным возвышениям, так и грядам, остатки которых можно наблюдать в разных местах Мещеры.

После отступления ледника на территории Мещеры можно было увидеть и тундровые сообщества, главным образом на остаточных болотах; лесные: сосновые и хвойно-широколиственные, которые встречались повсеместно по долинам рек; а так же и степные, приуроченные к повышенным водоразделам. Дальнейшие процессы потепления климата и становления режима умеренно-континентального климата привели к доминации лесных сообществ. Однако, следы разных растительных ассоциаций по-прежнему можно обнаружить на просторах Мещеры.

Современные процессы рельефообразования на территории Мещеры связаны главным образом с деятельностью людей, природные процессы лишь усиливают это воздействие. Примерами такого воздействия могут быть осушение болот для добычи торфа, уничтожение сети малых рек при мелиорации почв и, как следствие – лесные и торфяные пожары. Это приводит не только к изменению рельефа, но и к изменению всей природной среды в худшую сторону.

Разбросанные вокруг Гусь-Хрустального песчаные карьеры небольших размеров являются результатом добычи песка для строительных целей. Это приводит к разрушению дюнных ландшафтов. Песок — это порода, легко разрушаемая водой, поэтому на месте даже небольших карьеров вскоре появляются обширные оплывины. Такие места, практически не пригодные для использования, в старину называли "дурными землями".

Прокладка дорог с высокой песчаной отсыпкой создает запор для стока поверхностных вод, что способствует заболачиванию лесных массивов.

Однако, самовосстановительные функции природы настолько сильны, что даже при таком сильном воздействии со стороны человека леса Мещеры по-прежнему остаются самыми густыми и красивыми.

В анаэробных условиях болот и озер идет реакция восстановления — потеря связанного кислорода. Особую роль здесь играют бактерии, что образуются при отмирании болотной растительности — они содержат вещества, которые являются сильными восстановителями. При восстановлении оксидов Fe желтая окраска исчезает, она сменяется серой или зеленой, образуя глей. Коллоидные частицы глея мигрируют из водоемов в почву, где происходит реакция окисления и образование ортзандов.
Железо тоже не может взяться ниоткуда. Факт: реки переносят огромное количество железа и других веществ. Реки выносят в общем до 175 млн. тонн минеральных коллоидов. Железо, наряду с алюминием и кремнием, является самым активным миграционным элементом, поэтому его поступление в Мещерские низины, богатую водами и текучими реками, не проблема. Причем, миграция Fe возможна только в виде коллоидного раствора в условиях реки, в других условиях существование его ионного раствора невозможна. Окрас рек Мещеры в желтый или ярко коричневый цвет подтверждает наличие оксидов железа в речной воде. Таким образом, образование болотных руд в Мещере — это объективный и закономерный процесс развития природы.
Ответь на вопросы:

§2. Климат и погода Гусь-Хрустального и его окрестностей

Климат нашей местности, как и на всей территории Владимирской области относится к умеренно-континентальному климату умеренного климатического пояса северного полушария.
Температурный режим несколько отличается от всей остальной территории. Так, средняя температура января и июня в нашем районе на 0,5 градуса выше, чем в северной и восточной частях области. И соответственно составляют: в январе -11° С, а в июне +18 °С. Район расположен в широтах от 55° до 56° с.ш. что обуславливает величину солнечной радиации около 120 Ккал/1см2/год. Поступления солнечной радиации зависит от высоты Солнца над горизонтом, облачности, продолжительности дня, сезона года. Эти компоненты изменчивы. Так, продолжительность дня колеблется от 17 ч 23 мин (21-22 июня) до 7 ч 10 мин (20-22 декабря). Именно поступление солнечной радиации обуславливает температурный режим местности. Самым теплым месяцем является июль, а самым холодным - январь. Но в отдельные годы самым теплым может быть июль или август, а самым холодным - декабрь или февраль. Абсолютные максимальные и минимальные температуры довольно значительны. Абсолютный минимум температуры воздуха по многолетним наблюдениям отмечался на уровне - 44 °С, а абсолютный максимум +38 °С. Повышение температуры воздуха выше 0° возможно в любой из зимних месяцев. Месяцами, свободными от понижения температуры ниже 0° можно считать только июль и август. Существенное влияние на режим погоды оказывают воздушные массы.

Можно говорить о том, что климат у нас немного теплее, чем на остальной территории. Его формирование связано с циклонической деятельностью полярного фронта северного полушария; родиной циклонов является Атлантика, которая дает основное количества теплого и влажного воздуха. С приходом атлантического воздуха, характеризуемого как морского умеренного воздуха, на территории района устанавливается дождливая неустойчивая погода в летнее время с понижением среднесуточной температуры. Зимой же, наоборот, устанавливается режим оттепели, но всё с той же плохой погодой. Довольно часто с севера проникают арктические морские воздушные массы, родиной которых является холодные воды Арктики – Баренцева моря. Это воздух холодный, насыщенный влагой, поэтому с его приходом устанавливается похолодание с низкой слоистой облачностью. Иногда такая погода сопровождается холодным моросящим дождем или мелким колким снегом.

При смене воздушных масс возникают атмосферные фронты, циклоны и антициклоны. Именно эти образования обуславливают тип погоды. При циклоне погода неустойчивая, изменчивая, ветреная, с выпадением осадков. При антициклоне устанавливается ясная безоблачная тихая погода, холодная зимой, жаркая летом.

Порою летом устанавливается на продолжительное время сухая и очень жаркая погода. Дневные температуры могут доходить до 30-33 градусов выше нуля. Но, при этом, ночные показатели температуры стремятся к +10. Таким образом, в течение суток амплитуда температуры может превышать 20 градусов. Погода стоит сухая, почти без ветра, учащаются лесные и бытовые пожары, болотистые места пересыхают, уровень воды в поверхностных водоёмах может упасть более чем на метр. Причина этих неблагоприятных явлений – сухой континентальный воздух, пробивающийся к нам из нижнего Поволжья, Черноморья и даже со Средиземноморья.

Если говорить о количестве осадков, то и здесь наблюдается некоторое отклонение от общей нормы. Восточная часть района: Уршельское, Демидовское, Иванищевское, Красноэховское сельские поселения, - получают их несколько меньше: менее 500-550 мм в год. В то же самое время на остальной территории выпадает от 550 до 600 мм в год. При условии одинакового количества суммарной солнечной радиации, поступающей на территорию района, можно говорить, что коэффициент увлажнения различается по территории: в юго-восточной части он несколько выше, что, безусловно, влияет на весь природный комплекс. Распределение осадков в течение года неравномерно. Большая часть выпадает летом в виде дождя. Самое большое количество осадков приходится на июль - до 80 мм, самое меньшее на февраль - до 30 мм.

Но в отдельные годы бывают месяцы, когда осадков совсем не выпадает; бывает, что в течение суток выпадает почти месячная норма осадков - до 60 мм и более. По многолетним наблюдениям число дней с осадками составляет 160-170.

Снеговой покров появляется в октябре-ноябре, с переходом среднесуточной температуры через 0°. Первый снег обычно тает, постоянный снеговой покров устанавливается с переходом средней суточной температуры через 0° в конце ноября. Высота снежного покрова непостоянная, наибольших значений достигает в феврале-марте - 40-50 см.

Снежный покров сходит в середине марта - начале апреля. В затяжные зимы снег может лежать до мая. Число дней со снежным покровом: среднее 143 дня, наибольшее 172 дня, наименьшее 102 дня.

Причиной аномально высокой температуры воздуха летом 2010, установившейся на столь длительный срок, является так называемый «блокирующий антициклон», который не пропускает другие воздушные массы. Установившись в июне на юге России и Восточной Украины, к началу июля распространился и на средние широты России, закачивая раскалённый воздух из пустынь Туркмении. Длительный срок существования этого антициклона, более 2 месяцев, и привёл к разогреву воздуха до рекордных значений. В конце августа 2010 года NOAA опубликовала вариант отчёта о причине тепловой волны в России, отчёт подтверждает антициклонический блокинг и в нём отмечено, что прямой связи между блокингом и глобальным потеплением провести не удается.
Ответь на вопросы
  • От чего зависит климат области?
  • Факторы, влияющие на климат?
  • Какой тип климата в нашей местности?
  • Какие осадки преобладают во Владимирской области и в какое время года?
  • Как распределяются температуры по временам года и по территории области?
  • Какие ветры приносят теплую погоду, а какие холодную на территорию области?
  • Почему устанавливается антициклональная погода? Дайте характеристику сезонам года в области;
  • Какие экстремальные явления наблюдаются в климате области?
  • Какие экологические проблемы существуют в атмосфере Владимирской области?

§3. Внутренние воды – реки, озёра, болота, подземные источники.

Мещерская низменность расположена в междуречье рек Оки, Клязьмы, Москвы, Судогды и Колпи. Центральная часть Мещеры целиком относится к бассейну р. Оки. Реки принадлежат к типу равнинных, преимущественно со снеговым питанием, составляющим примерно 60% годового стока. Заметный сток дает также дождевые воды (25%). На грунтовое питание приходится до 15% годового стока. Основными водотоками района являются реки Гусь, Колпь, Бужа и Поль.

Гусь — река в Рязанской и Владимирской областях, левый приток Оки. Длина реки — 147 километров.
Истоки находятся в районе д. Арсамаки (Гусь-Хрустальный район Владимирской области) (127 метров над уровнем моря), а устье за пристанью Забелино Касимовского района Рязанской области (высота 83 м). Река Гусь -левый приток р.Оки. Площадь водосбора 3910 кв. км.

Течение реки — в основном через лесистую местность, реже — через луга. Средний уклон русла реки - 0,336 м/км. После затяжных дождей, особенно в начале лета, река Гусь бывает полноводной, со скоростью течения 75м/ мин. (4,5 км/ч). Это одна из самых быстрых речек Владимирской Мещеры. В момент весеннего половодья скорость течения бывает еще больше, что приводит к подмыванию корней деревьев (берез и сосен), растущих по обрыву и образованию естественных завалов и запруд. В межень река быстро мелеет. Ширина реки — от 5 до 10 метров, реже, на поворотах, до 20. Средняя глубина 1-1,4 метра. Берега, в основном пологие, заросшие травой, кустарником и деревьями.
В ноябре замерзает до апреля. Основные притоки: Насмур, Дандур, Сентур, Пынсур, Нинур, Колпь, Чистур, Шершул, Тикор.

Река Гусь левый приток р. Оки. Длина водотока 147 км, площадь водосбора 3910 кв. км. В верхнем течении р. Гусь построены два искусственных водоема – водохранилище в г. Гусь-Хрустальный и водохранилище у д. Александровка. Созданное в конце XVIII века водохранилище в г.Гусь-Хрустальный, называемое в народе городское озеро, имеет статус исторического памятника. Оно является так же ландшафтным памятником природы.

Колпь — река в Рязанской и Владимирской областях, левый приток реки Гусь. Длина реки 99 км.
Река Колпь образуется около деревни Борзино на уровне 115 м и впадает в Гусь на 15-м км на уровне 87 м. Течет на юг вначале преимущественно лугами, а ниже лесами и впадает в реку Гусь в 3 км выше поселка Гусь-Железный Касимовского района Рязанской области.

Долина реки служит восточной границей Владимирской Мещеры. Вода Колпи значительно светлее, чем вода мещерских рек, так как в ее верховьях нет торфяных болот. Верховья сильно мелеют и зарастают в межень.
В ноябре замерзает до апреля. Основные притоки: Чармус, Лавсинка.

Судогда — река во Владимирской области России, правый приток реки Клязьмы (бассейна Волги).
Река Судогда образуется у деревни Лазаревка (Гусь-Хрустальный район Владимирской области) и впадает в Клязьму на 275-м км на уровне 87,7 м у села Спас-Купалище. Длина реки 118 км, средний уклон 0,342 м/км, половина падения происходит на первых 20 километрах. Река равнинная, лесистая. Берега луговые, заболочены, особенно в верхнем течении. Общее направление течения — северное. На реке расположен город Судогда, посёлок Муромцево, село Лаврово и несколько деревень. Ранее на реке действовало несколько малых гидроэлектростанций: Попелинская у деревни Попеленки и Жуковская.

Река Бужа. Вытекает из озера Исихра (Судогодский район) впадает в оз. Святое, общая длина реки 92 км. Бассейн реки овальной формы, площадь водосбора 1520 кв. км., средняя ширина водосбора 23 км, длина водосбора 65 км. Рельеф водосбора представляет собой однообразную плоскую низину, слабо расчлененную оврагами и долинами ручьев и речек. Долина реки неясно выражена. Пойма — двусторонняя, сильно заболоченная, большей частью заросшая болотной растительность, местами кустарником и лесом. Ширина поймы 0,8-1,5 км. Пойма сложена торфяниками и песками.

Русло реки извилистое. Преобладающая ширина русла 10-15 м, наибольшая до 150 м в районе д. Шестимирово. Глубина воды от 0,5-2,0 м. Скорость течения 0,1-0,3 м/с. При впадении в оз. Святое образует дельту. Основные левые притоки: р. Поль и р. Караслица; правый приток р. Таса.

Река Поль. Берет начало в 1 км от с. Окулово, впадает в р. Бужа на 30-м км от устья. Длина реки 66 км. Площадь водосбора 635 кв. км, длина 54 км. Средняя ширина водосбора 12 км, наибольшая 15 км. Бассейн реки овальной формы. Рельеф водосбора представляет собой однообразную плоскую низину, слабо расчлененную оврагами и долинами ручьев и речек. Долина реки слабо разработана, неясно выражена. Пойма — двусторонняя, шириной 0, 4-0,6 км, большей частью заросшая болотной растительность, местами кустарником и лесом. Ширина поймы 0,8-1,5 км. Пойма сложена торфяниками и изредка песками.

Русло реки умеренно извилистое. Преобладающая ширина русла 4-15 м. Глубина воды от 1,5-2,0 м. Скорость течения мене 0,4 м/с. Дно песчаное, в верховьях торфянистое или илистое. Основные притоки: р. Вижница (левый); р. Ужба (правый).

Подземные воды территории заключены в коренных породах палеозоя и мезозоя и принадлежат к артезианскому бассейну Рязано-Костромского прогиба, являются частью Московского артезианского бассейна. Областью его питания является Окско-Цнинское плато и Мещера. Сток идет по центральной ложбине стока в Оку и Клязьму. Воды, заключенные в каменно-угольных породах — пресные, трещинные и напорные, их разгрузка происходит в районе Мещерских озер. Водоупором служат обычно юрские глины.

Озера.

Самое крупное озеро Гусь-Хрустального района — Святое, расположено на границе трех областей Владимирской, Рязанской и Московской и входит в систему озер рек Бужа - Пра. Водосбор озера представляет собой плоскую равнину с редкими невысокими холмами. В озеро впадает р. Бужа, а вытекает р. Пра. Котловина озера выражена слабо. Берега на 80% пологие, низкие, заболоченные. Общая площадь водной глади озера составляет 500 га, на территории НП «Мещера» 200 га. Большая часть дна покрыта слоем ила толщиной более 2 м. Половина площади зеркала воды занято полупогруженной водной растительностью (тростник, камыш, осока и др.). Озеро мелководное, средняя глубина 1,5-2,0 м.

Болотные природные комплексы широко распространены в Гусь-Хрустальном районе, на его территории встречаются все три типа болот: низинные (евтрофные), верховые (олиготрофные) и переходные (мезотрофные). Наиболее крупные массивы - «мшары» - расположены в междуречьях:Тасинское, Бакшеевское, Островское, Старосское. Это преимущественно переходные и верховые грядово-мочажинные болота с березово-сосновыми мелколесьями, кустарничково-сфагновые и пушицовые. Иванинищевское болото расположено в долине р. Бужа, занимая поверхности поймы и развивается по переходному и низинному типу. Мезиновское болото, представлено в основном низинными и переходными типами торфяников. На значительной площади крупные болотные массивы осушены и выработаны (Бакшеевское, Мезиновское, Гусевское, Тасинское) и находятся в стадии естественного зарастания после разработки.

Болота в Мещерской низменности весьма часто сгруппированы в крупные массивы, в которых сочетаются разные типы болот и разные растительные ассоциации. Средообразующая роль таких болот огромная, с ними, как правило, связана группа редких видов растений и животных, поэтому все они заслуживают специальной охраны.

§4. Физико-географическое районирование, почвы

Наш край можно условно разбить на три физико-географических района, отличающиеся друг от друга по геологическому строению, рельефу, преобладающей растительности, характеру почв и увлажнению: юго-восточный или Святоозерский, центральный или Гусевской, западный или Судогодско-Колпский. Рассмотрим более подробно каждый ландшафтный район.

Святоозерский.
Он занимает пограничное положение с Московской и Рязанской областями. Представляет из себя пологую равнину, заполненную смешанными образованиями ледниковых, речных, озерных отложений. Характер почвы на всем протяжении меняется, но фоновыми остаются подзолистые почвы. Среди растительных ассоциаций ведущее положение сохраняют хвойно-широколитсвенные леса — наиболее типичные для центра Мещеры. В их составе преобладают типичные хвойные породы — сосна и ель, причем сосна является доминантным видом, и широколиственные — липа, дуб, клен и вяз. Широколиственные породы сильно пострадали от вырубок и взрослые особи встречаются уже не так часто. Эти леса имеют прекрасно развитый подлесок из рябины, ежевики, малины. Нижний травянистый ярус представлен разнотравьем, где основными стали злаковые, осоки, некоторые ситниковые и розоцветные. В общем можно сказать, что эти ландшафты наиболее разнообразны и привлекательны для туристов, а потому их ценность еще больше от этого возрастает.

Озерная Мещера - край камышей и осоки, плесов и проток, сосновых боров, песчаных пляжей. Многие озера сильно зарастают летом. Места здесь живописные. Озеро Святое - мелкое, летом сильно зарастает, на нем есть острова Березовый и Дубовый.

Гусевской.
Представляет собой почти горизонтальную, волнистую песчаную равнину на водно-ледниковых отложениях Днепровского ледника. В почвенном покрове главными являются дерново-подзолистые и болотные почвы. Дерново-подзолистые более продуктивны, чем подзолы, поэтому они активнее используются в сельском хозяйстве. Болотные почвы появляются в понижениях, представленных верховыми болотами, образовавшимися от переувлажнения за счет близкого залегания грунтовых вод. Понижения заняты мелколиственно-хвойным лесом с осиной, березой, сосной и елью в древостое, а так же осоками, багульником и мхами в нижнем ярусе. Здесь неплохо выражен подлесок из подроста деревьев. Нижнюю часть склонов занимают сосняки зеленомошные. Верхнюю часть склонов занимают сосны, под которыми сплошным ковром растут наземные лишайники. Такие леса очень светлые и сухие, что создает большую пожароопасность. Конечно же, среди этого разнообразия хорошо выделяются березовые и осиновые леса, площадь которых в конце XX века сильно сократилась.

Судогодско-Колпский.
Проходит по западным склонам Окско-Цнинского вала и представляет плоскую равнину, сложенную водно-ледниковыми отложениями. Район имеет слабый уклон на запад и здесь же одновременно проходит водораздел между Судогдой и Колпью. Здесь расположены верховья этих рек. В почвенном покрове доминирующими остаются дерново-подзолистые почвы, но в связи с близким залеганием известняковых пород, что слагают Окско-Цнинский вал, исчезает кислотность и почвы становятся более плодородными. Среди растительных ассоциаций на первое место выходят смешанные леса, где преобладают три породы: сосна, ель и береза в первом ярусе. Леса имеют хорошо развитый подлесок и богатый набор травянистых растений, среди которых много охраняемых. Особое место среди охраняемых растений занимают орхидные, которые из-за особенностей своей экологии очень широко распространились по течению рек. Даже глобально редкие виды лесных орхидей образуют в отдельных местах сплошные заросли. И при этом сохраняется тенденция к дальнейшему проникновению других, ранее не отмечаемых видов орхидных, в эти места, от чего ценность таких ландшафтов возрастет в глобальных масштабах.

Подводя итог можно сказать, что Гусь-Хрустальный район Владимирской области имеет высокоценные ландшафты и прекрасные перспективы к тому, чтобы стать ведущим рекреационным районом области.

§5. Растительный и животный мир Мещеры.

Современная флора Мещеры относится к числу сравнительно молодых. Она сформировалась после освобождения поверхности Окско-Клязьминского междуречья от ледникового покрова. Заселение растениями происходило с возвышенностей, окружающих Мещерскую низменность: Клинско-Дмитровская гряда, Среднерусская возвышенность, Владимирское Ополье.
В настоящее время на территории всего Окско-Клязьминского междуречья известно 1273 вида высших сосудистых растений, из них 1017 видов произрастали здесь исходно, 256 видов в разное время занесены человеком или одичали Одна из основных особенностей растительности Мещерской низменности — очень большой набор фитоценозов и их частая смена на малых расстояниях.

Территория Мещерской низменности относится к подзоне хвойно-широколиственных лесов лесной зоны. Хвойные леса (более 60%) образованы сосной и елью. Наиболее распространенными являются сосновые леса: боры-беломошники, сосняки-зеленомошники, сосняки-брусничники, ландышевые сосняки.
Крупные еловые массивы на территории Мещеры отсутствуют. Небольшие участки ельников приурочены к понижениям с суглинистыми почвами.
Широколиственные леса представлены дубравами и липняками. Иногда в их древостое присутствует клен остролистный и вяз. Эти леса не занимают больших площадей и связаны с террасами и долинами рек. Смешанные хвойно-широколиственные леса встречаются чаще, но тоже не занимают больших площадей.
Мелколиственные леса (около 36%) всегда вторичны и занимают большие площади. Особенно распространены березняки. Осиновые леса встречаются реже и развиваются на лесосеках, на месте еловых и широколиственных лесов, обычно на суглинистых или пойменных почвах. Черноольшанники в основном приурочены к поймам, берегам рек и ручьев.

Луга, как суходольные, так и пойменные, обязаны своим существованием человеку, при прекращении сенокошения и выпаса скота зарастают лесом.

На территории Гусь-Хрустального района встречаются три типа болот. Для каждого типа характерны свои растительные сообщества. Растительность болот низинного типа представлена осоковыми сообществами и гидрофильными видами разнотравья. Большие площади болот покрыты зарослями тростника южного, хвоща речного, вербейника обыкновенного, вахты трехлистной, белокрыльника болотного и др.

Для переходных болот с неглубоким залеганием грунтовых вод, характерны сфагновые мхи, осоки, сабельник болотный, пушица, вахта трехлистная.

Для верховых болот характерна пушица, осока на покрове сфагновых мхов. Частые пожары приводят к почти повсеместной замене типичной растительности болот покровом из кукушкина льна, иногда поросшего молодым березняком.

Зоологические обследования, проводившиеся в Мещерской низменности, касались в основном позвоночных животных. Всего было зарегистрировано около 50 видов млекопитающих, 170 видов гнездящихся птиц, 5 видов пресмыкающихся, 10 видов земноводных. В Мещеру заходят ареалы более 30 видов рыб. По предварительным данным, на территории Мещеры обитает более 2,5 тысяч видов беспозвоночных. Среди животных, отмеченных на территории Мещеры, наибольшую ценность представляют редкие и исчезающие виды, занесенные в Красную книгу России. Среди млекопитающих — русская выхухоль; среди птиц — гусь-пискулька, большой подорлик, белая куропатка и филин; среди рыб — обыкновенный подкаменщик; среди насекомых — жук-олень, мнемозина, обыкновенный аполлон (Кузьмин Л.Л., Пустаханов В.В. Животные, подлежащие охране во Владимирской области. Ч.1. Насекомые. Владимир: Обл. ком. по охране природы. 1994. 32 с.).

Охрана природы, Национальный парк «Мещера».

На территории Владимирской области в кадастр внесено 209 особо охраняемых природных территорий (ООПТ), которые занимают 12,6% от площади области, их них:

  • 1 Национальный парк «Мещера» (федеральное значение),
  • 38 гос. заказников, из них 2 объекта федерального значения,
  • 4 округа горно-санитарной охраны месторождений минеральных и лечебных грязей,
  • 163 памятника природы регионального значения,
  • 1 дендрологический парк,
  • 2 историко-ландшафтных комплекса.

Заповедная система Гусь-Хрустального района включает 15 ООПТ, среди них: Национальный парк «Мещера» (федеральное значение), 1 комплексный заказник, 1 мирмекологический заказник, 1 роща «Дубки», Александровское водохранилище, городское озеро, 9 родников.
Национальный парк «Мещера» расположен на стыке трех областей России – Московской, Владимирской и Рязанской. Идея создания национального парка появилась в начале 80-х годов, когда стала очевидной необходимость сохранения нетронутых уголков Мещерской низменности. Парк создан постановлением Правительства Российской Федерации от 9 апреля 1992 года. Общая площадь парка составляет 118,758 тыс. га. Территория парка расположена в юго-западной части Владимирской области, и занимает 27,4% территории Гусь-Хрустального района. Географические координаты НП 55017I-55049Ic.ш., 39057I-40038Iв.д.

НП «Мещера» является природоохранительным учреждением, территория которого включает природные и историко-культурные комплексы Мещерской низменности, имеющие особую экологическую, историческую и эстетическую ценность и предназначена для использования в природоохранных, рекреационных, эколого-просветительских, научных и культурных целях. Главной задачей парка является – сохранение и приумножение природного и историко-культурного наследия Владимирской Мещеры.

Основными задачи национального парка являются:

  • сохранение эталонных и уникальных природных комплексов и объектов;
  • сохранение памятников истории, культуры и других объектов культурного наследия;
  • осуществление научных исследований и экологического мониторинга;
  • восстановление нарушенных природных и историко-культурных комплексов;
  • эколого-просветительская деятельность;
  • создание условий для регулируемого туризма и отдыха в природных условиях;
  • сотрудничество с другими ООПТ РФ и других стран.

На территории национального парка запрещается любая деятельность, которая может нанести ущерб природным комплексам и объектам растительного и животного мира, культурно-историческим объектам и которая противоречит целям и задачам национального парка.

Территория парка целиком относится к бассейну реки Ока. Парк расположен в наиболее низкой части Мещеры. Такое местоположение, а так же малые высотные колебания рельефа являются основными причинами широкого распространения водно-болотных угодий. Общая площадь болот парка более 23 тыс га.

Флора парка исключительно богата. На территории парка произрастают 78 видов лишайников, 24 вида грибов, 761 вид сосудистых растений. Под особую охрану взято 44 редких вида, среди них: сальвиния плавающая, росянка английская, береза приземистая, ива черничная, несколько красивейших орхидей.

Не менее богата фауна парка. Она замечательна тем, что здесь очень полно представлен весь комплекс местообитаний подзоны европейских широколиственных лесов. Всего на территории Национального парка обнаружено 284 вида позвоночных и 2421 вид беспозвоночных. Среди позвоночных зарегистрировано около 44 вида млекопитающих, 5 видов пресмыкающихся, 10 видов земноводных, 26 видов рыб, 199 видов птиц. Среди насекомых хорошо изучены чешуекрылые — 730 видов, жесткокрылые — 1610 видов.

На территории НП «Мещера» гнездится 199 видов птиц, среди них занесенные в Красную книгу РФ: скопа, змееяд, сапсан, большой подорлик, черный аист, орлан белохвост, беркут, большой кроншнеп и гусь-пискулька.

Отмечены следы обитания эндемика – русской выхухоли. Она по происхождению является ровесницей мамонта.

Глава 2. «История заселения и освоения края».

Археология – наука о памятниках материальной культуры, сыграла одну из ведущих ролей в изучении истории человеческого общества. Эта наука в своих исследованиях не обошла и наш Мещерский край. Научная обработка следов пребывания древних людей в Окско-Клязьминском междуречье началась с середины 19 столетия, когда изучением прошлого путем археологических раскопок занялся наш земляк, известный археолог из Мурома граф Александр Сергеевич Уваров (1825-1884г.г.), один из основателей Русского и Московского археологических обществ, исторического музея в Москве, организатор археологических съездов, Почетный член Петербургской Академии наук.

Затем научными исследованиями памятников материальной культуры в нашем регионе занимались археологи: Спицын Александр Андреевич (1858-1931), Ефименко Петр Петрович (1884-1969), Третьяков Петр Николаевич (1909-1976), Городцов Василий Алексеевич(1860-1945), Арциховский Артемий Владимирович (1902 – 1978).

В советское время эстафету русских археологов подхватили ученые нового поколения. Широко известны именазнаменитых ученых- археологов: Отто Николаевича Бадера, открывшего миру Сунгирь – стоянку древнейших людей эпохи позднего палеолита близ Владимира, Александра Николаевича Сорокина, вскрывшего культурные пласты среднего каменного века - мезолита на берегах Мещерских озер и реки Бужи в Гусь-Хрустальном районе.

§6. Жизнь первобытных людей на территории нашего края в период каменного века.

Древнейшие люди появились на Владимирской земле 40 – 35 тыс. лет назад. Самую первую их стоянку открыл для мира А.С. Уваров в Карачарове (современная северо-западная часть города Мурома). Позднее были открыты позднепалеолитические стоянки в Сунгире и Русанихе (обе в черте современного города Владимира). Археологические раскопки показали, что люди всех трех первобытных стойбищ находились, приблизительно, на одном уровне развития и относились к поздней стадии древнекаменного века – верхнего палеолита. Ледниковый период еще продолжался, вокруг простирались холодные травянистые степи с небольшими хвойно-лиственными перелесками, но человек был уже достаточно вооружен для борьбы за существование. Хозяйство было комплексным: основу его составляла охота на мамонтов, бизонов, шерстистых носорогов, диких лошадей и северных оленей, так же появились зачатки рыболовства, а собирательство съедобных плодов, кореньев и злаков оставалось серьезным подспорьем. Деревянные изделия людей палеолита до нас не дошли. Изделия из камня делились на две группы: оружие и орудия труда (наконечники копий, ножи, скребки для выделки шкур, кремневые инструменты для обработки кости и дерева). Костяные изделия свидетельствуют о широком распространении разных метательных средств, позволяющих поражать зверя и птицу на небольшом расстоянии: зазубренные гарпуны, дротики, специальные копьеметалки, усиливающие размах руки. Жилищами служили палатки, деревянный каркас которых накрывался шкурами животных. Внутри находились очажные ямы для костра, который обогревал помещение и на котором готовили пищу. Причем стоянки палеолитических охотников были не только, как Сунгирь – в изголовье Мещеры, на левобережье реки Клязьмы, но и в самой Мещере, в верховьях реки Гусь, на том месте, где сейчас стоит наш город. В конце 60-х годов прошлого века на городском озере работал земснаряд и вместе с песком со дна озера были подняты разрозненные кости мамонтов, бизонов, северных оленей и других животных ледниковой эпохи со следами обработки древним человеком. Останки животных прошли экспертизу в Палеонтологическом институте РАН. Вполне естественно предположить, что палеолитические охотники промышляли здесь, совершая рейды из своего базового лагеря-стойбища. Но где находился их базовый лагерь? Это предстоит еще выяснить.

После окончания ледниковой эпохи Мещера превратилась в страну озер и полноводных рек. Климат потеплел. Исчезли гигантские стада длиннорогих бизонов и северных оленей. Вымерли мамонты, шерстистые носороги. Наш край покрылся лесами. Животный мир стал типичным для Евразии. Наряду с оленями, лосями и дикими лошадьми, объектами охоты стали разные мелкие звери и птицы, особенно водоплавающие. От больших первобытных коллективов охотников человек переходит к небольшим группам охотников и рыболовов. Наступила эпоха мезолита – среднего каменного века (середина VIII –VI тыс. до н.э). Лук и стрелы, топор – замечательные изобретения мезолита. Сильно возросла роль рыболовства. Крупную рыбу били гарпунами, мелкую - ловили с помощью плетеных ловушек и на костяной крючок. Именно в этот период изобретаются каменные ножи-рыбочистки и концевые скребки. В это же время человек одомашнивает скот, зарождаются основы земледелия. От кочевого образа жизни человек постепенно переходит к оседлому. Изменилась техника обработки камня, преобладающим становится метод изготовления составных орудий из мелких кусочков кремния – «микролитов».

В Гусевском крае обнаружено около 30 поселений человека среднекаменного века, расположенных на возвышениях в поймах рек, на мысах или краях невысоких террас поблизости от воды, часто на островах посреди болот, которые когда-то были озерами. Поселения невелики по площади, время их существования иногда занимало не одно тысячелетие и даже не один археологический период.

В Гусь-Хрустальном районе значительные раскопки проводились на двух памятниках эпохи мезолита близ деревни Тюрьвищи на реке Бужа. Это стоянки Микулино и Петрушино.

Стоянка Микулино (окрестности д. Тюрьвищи) исследовалась А.Н. Сорокиным в 1977 и 1981гг. Поселок стоял на останце первой надпойменной террасы на левом берегу реки Бужа, высота над поймой 3 метра. Площадь останца составляла на момент раскопок 200 кв.м. На раскопанной территории стойбища найдено свыше 3000 кремневых предметов: скребки, резцы на пластинах и отщепах, микролиты, острия, сверла, ножи. Выявлены останки жилища размерами около 3х4м, а также кострище овальной формы размерами 1,8 х 0,8м. Толщина угольно-зольного слоя в кострище достигала 0,25м. Стоянка отнесена к позднему этапу развития мезолитической Бутовской культуры и датируется второй половиной УII – УI тыс. до н.э.

Стоянка Петрушино исследовалась А.Н. Сорокиным трижды: в 1975-1977, 1981 и 1983гг. Был открыт участок площадью 550 кв.м. Найдено более 4900 кремневых предметов, среди которых наконечники стрел, скребки, резцы, скобели, сверла, комбинированные орудия. Поселок располагался в 200м от деревни Тюрьвищи на дюнообразном всхолмлении на левом берегу Бужи. Здесь выявлены остатки полуземляночных жилищ с заглубленным до 60см. полом и другие постройки хозяйственного назначения. В поселении жили охотники и рыбаки с семьями в конце УIII – начале УII тысячелетий до н.э. Стоянка отнесена к раннему этапу развития мезолитической Бутовской культуры.

На территории нашего района находились и другие мезолитические поселения. А такие стоянки как Колпинская, Бутовская, Зименки, Мочаловка, Нарма отнесены археологами к неолитической эпохе раннего времени. Это подтверждает предположение ученых, что носители верхневолжской культуры, успешно развившейся здесь в эпоху неолита, являлись потомками местного мезолитического населения, а сама культура является связующим звеном между мезолитом и неолитом – новым каменным веком.

§7. Становление первой первобытной общности племен на территории края в период окончания каменного века. Великая Волосовская культура тотемов медведя и гуся.

Эпоха неолита началась в Мещере в VI тысячелетии и длилась, как и в целом в Волго-Окском бассейне, до середины III тысячелетия до н.э., т.е. до начала медно-каменного века. Неолитический человек изобретает лодку - долбленку, вяжет рыболовные сети. Лодки выдалбливали топором и долотом из наиболее толстых стволов липы, осины или сосны. Технология изготовления таких лодок сохранилась в нашем крае в некоторых местах по сегодняшний день, например, в деревне Тюрьвищи на реке Бужа. Рыболовный промысел в период неолита являлся чуть ли не основным, роль изобретенных рыболовных сетей была очень значима, но кроме рыбной ловли сетями рыбаки использовали всевозможные ловушки в виде мещерских заколов («езов»), попусков, отводных каналов.

Осваивается бортничество, домашнее животноводство, проводятся первые опыты по обработке земли. Местные племена повсеместно переходят к оседлому образу жизни, устраивая долговременные поселения по берегам мещерских озер и рек: Бужа, Поль, Таса, Гусь, Колпь, Судогда.

Главный признак неолита – появление керамических сосудов из обожженной глины. Перед обжигом стенки сосудов покрывались разнообразным орнаментом с помощью округлых палочек и гребенок. Форма сосудов, орнамент на них имели магический смысл. Для каждой археологической культуры характерен свой состав глиняной смеси, способ изготовления и рисунок орнамента.

Осколки разбившихся керамических сосудов очень хорошо сохраняются в земле. И именно по ним ученые-археологи отличают одну археологическую культуру от другой во время раскопок. Вокруг Гусь-Хрустального обнаружено более сотни неолитических поселений человека.Найдены обработанные костяные изделия, предметы искусства и даже погребения.

Эпоха неолита в нашем крае представлена рядом археологических культур:

  • 1). Верхневолжская культура (конец VI начало IV тыс. до н.э.).
  • 2). Группа культур ямочно-гребенчатой керамики (VI-III тыс. до н.э.):
    • льяловская,
    • балахнинская,
    • рязанская.

С течением времени, примерно в середине III тысячелетия до н.э., все три культуры ямочно-гребенчатой керамики прекращают свое существование. Но вместо них появляются предметы новой археологической культуры – волосовской (2-ая половина III – сер.II тысячелетия до н.э.), названной так по месту первой открытой ее стоянки у с. Волосово близ г. Навашино Нижегородской области в месте слияния Оки и р. Велетьма. Волосовская культура знаменует собой в Мещерском крае окончание эпохи камня и переход к эпохе металлов – медно-каменный век – энеолит.

Основой хозяйства племен волосовской культуры являлись традиционные для нашего края того времени охота и рыболовство, причем последнее было преобладающим. Волосовцы занимались также домашним животноводством, разводили лошадей, коров, свиней, коз; умели ткать пряжу, при этом использовали веретено с керамическими пряслицами. Они были знакомы с металлом, который приобретали, вступая в контакты с соседними племенами, занимающимися металлообработкой. Глиняные сосуды волосовцев отличалась круглодонностью, а позднее плоскодонностью. Плоскодонность волосовских сосудов указывает на родственную связь этой культуры с индоевропейскими переселенцами с Нижнего Поволжья. Знали волосовцы и земледелие, но носило оно вспомогательный характер. Следы пребывания волосовцев повсеместны. Их поселения открыты на Оке, Буже, Колпи. А в 4км. от села Нарма, в междуречьи Гусь и Бужа обнаружен курганный могильник в виде 12 невысоких, сильно расплывшихся насыпей. Изучены остатки полуземляночных жилищ волосовцев четырехугольной формы, соединяющихся друг с другом коридорообразными переходами. Внутри имелись очаги.

При раскопках волосовских поселений на побережьях Мещерских озер ученые – археологи обнаружили десятки объемных изображений головок водоплавающих и лесных птиц из кости, глины и камня, видовую принадлежность которых легко можно определить: кулик, цапля, журавль, колпица, утка, гусь, лебедь, глухарь, тетерев. Эти находки свидетельствуют о существовании культа лесных, болотных и водоплавающих птиц у людей, живших в те далекие времена на мещерской земле. Культ птиц был связан с представлениями об умирании и возрождении природы, совпадающими с отлетом и прилетом птиц. Огромное значение в то время имела охота на только что прилетевших водоплавающих птиц ранней весной, когда птицы в буквальном смысле спасали людей от голодной смерти. Поэтому их прилет ждали как спасение, птиц прославляли и им поклонялись.

Ученые заметили, что кости водоплавающих птиц, уток и гусей, найденные при раскопках волосовских поселений в районе Мещерских озер: Шагара, Великое, Святое более массивны, нежели это положено дикой птице, но еще не такие, как у домашней. Отсюда пришли к выводу, что жители озера обрезали утятам маховые перья, чтобы птица не могла улететь, и оставляли зимовать на озере. Видимо, это был первый шаг к одомашниванию птицы.

Добытые на охоте птицы давали не только мясо и перо. Из их костей делались проколки для шитья одежды, рыболовные крючки и, что самое удивительное, духовые музыкальные инструменты – флейты!.. Находка трех флейт при раскопках стоянок: Черная гора (оз. Мартыново), Шагара – II (оз. Шагара), Владычино ( оз. Святое) изготовленных их трубчатых костей крыльев лебедя и ног журавля свидетельствует о богатом духовном мире человека тех времен, о его внимательном отношении к окружающему миру, к миру звуков.

Кроме птиц у людей волосовской культуры, как было установлено, существовал культ медведя. Скульптурные фигурки медведей, изображения отпечатков медвежьих лап были найдены во время раскопок.

В захоронениях волосовцев ученые находят янтарные украшения из Восточной Прибалтики, металлические изделия с Урала и Закавказья. Все это свидетельствует о взаимосвязях и налаженном обмене людей этого племени с другими племенами, жившими не только на просторах Великой русской равнины, но и за ее пределами.

§8. Здесь сошлись Восток и Запад: колонизация нашего края древними племенами эпохи бронзового и железных веков. Становление второй общности племен.

В III-II тыс. до н.э. в составе населения Восточной и Средней Европы произошли значительные изменения. Не обошли они и наш регион. В этот период происходит значительная подвижка племен. Так территория нашего края в этот период стала своеобразным пересечением путей миграции разных народов. Очевидно производящее хозяйство и металлургия так же появились в лесной зоне под влиянием пришлых племен. В нашем регионе нет сырьевых ресурсов для производства бронзы. Поэтому именование бронзовый век носит условный характер. Но искусство обработки камня было доведено до совершенства.

Бронзовый век Мещеры определен археологами от конца 3 до 1 тыс. до н.э. В это время с северо-западных частей Европейской равнины и с Верхней Волги в Мещеру переселялись племена, умеющие искусно выделывать тонкостенные керамические сосуды со шнуровым (в виде витого шнурка) орнаментом. Первыми из них в Мещере оказались племена фатьяновской культуры (3-середина 2 тыс.дон.э.) Они были европейскими кочевниками-скотоводами – древними предками балтов. Их каменные орудия отличались большим совершенством, так как искусно полировались и просверливались. Их сверлёные клиновидные боевые топоры представляли совершенные образцы этого рода оружия. Особенно значителен был уровень развития металлургии; литейщики отливали в большом числе прекрасные бронзовые топоры древневосточного типа. Их вторжение вызвало кровавую войну с племенами волосовской культуры. На территории Мещеры обнаружены фатьяновские могильники. Умерших укладывали набок, рядом клали посуду, топоры и другие предметы. Чисто фатьяновских поселений в Мещере не найдено, по всей вероятности они селились в завоеванных селениях волосовцев. Это поселение Малая Чуя, возле д. Нарма,Колпь-1близ д. Константиново, Колчь в междуречье рек Бужа и Гусь, Споранный бугор у пос. Неверовский на р. Колпь и др. Фатьяновцы исчезли в результате военного поражения от местных волосовских и других пришлых племен.

В следующей волне миграции оказались поздняковцы. Скорее всего, освободившуюся нишу, оставшуюся после фатьяновцев, заняли скотоводческие племена, пришедшие с Дона. Племена эти были ираноязычными и принадлежали к культурной общности степных народов, которые в этот период времени занимали обширные пространства степной Евразии и были дальними предками скифов. Вероятно, это была самая северная граница их миграции. Обосновавшись в лесном краю, скотоводческие племена смешались с местным населением. Так возникла поздняковская культура. Для поздняковцев характерна плоскодонная посуда баночного и горшкового типа с горизонтальным орнаментом в верхней части. От поздняковцев до нас дошли кремниевые наконечники копий, дротиков, стрелы, скребки, а также изделия из бронзы: ножи, шилья, браслеты, височные кольца, топоры – кельты. Поздняковцы способствовали распространению земледелия в нашем крае. Жили по берегам рек и озер, строили жилища полуземляночного типа с тамбуром, двухскатной крышей столбовой конструкции. Вблизи их поселков были расположены грунтовые и курганные могильники. Умерших хоронили на подстилке из коры и листьев, на боку, головой на северо-восток. В могилах найдены глиняные горшки, бронзовые украшения и оружие. В Гусь-Хрустальном районе обнаружены поселения поздняковцев: Исады, Малая Чуя, Дубник и Вторая Поляна на р. Буже близ д. Тюрьвищи.

Абашевцы, как представители племен «шнуровой керамики» пришли в Мещеру последними. Абашевская культура датируется серединой 2 тыс. до н.э. Абашевцы, как и поздняковцы были скотоводами с начальными элементами земледелия и по происхождению были индоевропейцами.

В последней четверти 2 тыс. до н.э. на огромной территории от Балтийского моря до Среднего Поволжья формируется единая культура «Текстильной керамики» лепного типа, сложившаяся на основе слияния культур ямочно-гребенчатой керамики, волосовцев, фатьяновцев и поздняковцев. На территории нашего края следы племен ранней текстильной керамики обнаружены в Неверовском поселении, на р. Буже (урочища Вторая поляна, Исады, Дубник) близ д. Тюрьвищи среди поселений поздняковской культуры. «Текстильная» или сетчатая культура явилась воротами в новое историческое измерение, в эпоху раннего железного века. Эта эпоха характеризуется распространением выплавки железа из болотных руд, освоением кузнечной обработки железа и изготовлением из него орудий труда и оружия. На территории Владимирской области выявлены археологические памятники двух культур раннего железного века: дьяковской и городецкой. Земли, где сейчас располагается Гусь-Хрустальный район находились в зоне проживания племен дьяковской культуры. Дьяковцы жили также на Верхней Волге и в Волго-Окском междуречье с 8 века до н.э. по 6-10 века н.э. Для ранних этапов развития дьяковской культуры характерна плоскодонная посуда с текстильными отпечатками, напоминающими оттиски рогожи. В хозяйстве этого племени преобладало скотоводство. Разводили: лошадей, коров, коз, свиней. Большое значение имели охота и рыбная ловля. Жилища и хозяйственные постройки были наземными, реже полуземлянками срубной или столбовой конструкции с несколькими очагами или печами-каменками. Обнаружены железоделательные и кузнечные мастерские. Среди находок в дьяковских городищах встречаются привозные вещи: бронзовые украшения, стеклянные бусы, конская упряжь. Памятники раннего железного века встречаются в нашем крае в виде городищ, по берегам рек с элементами защитных сооружений в виде земляных валов, рвов и частокола. В Гусь-Хрустальном районе обнаружены два памятника дьяковской культуры: на реке Колпь у д. Ново-Новляново и на реке Гусь в урочище Рязань-гора в окрестностях д.Уляхино. По мнению ученых носители дьяковской культуры были предками летописной мери и мещеры, а племена Городецкой культуры – предками мордвы и муромы. Появление мери, мещеры, муромы и мордвы относится к VI веку нашей эры и связано с активным переселением в Волго-Окское междуречье финно-угорских племен, пришедших с Южного Урала и их смешиванием с местным населением. Археологические древности этих племен открывают уже раннесредневековый период истории Владимирского края.

§9. Лесное племя мещера и расселение славян на территории края конец IX- XIв.в. Край на границе Владимирского и Рязанского княжеств XII-XIII в.

В начале первого тысячелетия нашей эры междуречье Клязьмы и среднего течения Оки было заселено людьми племени мещера. Отсюда и название всего края. Мещера, как и её соседи - меря, мурома, мордва-эрзя представляла из себя племенной союз. По численности и сплочённости данное формирование заметно уступало многим другим племенным союзам, так как селилось разрозненными группами среди дремучих лесов и болотных топей по берегам мещерских рек и озер. На севере, по Клязьме, мещеряки соседствовали с племенем мери, а на западе и юго-западе – в среднем и нижнем течении Москвы-реки тесно контактировали с проникшими сюда с верхней Волги балтами. На средней и нижней Оке соседями мещеры были мордва-эрзя и мурома. В древних летописях упоминается, что у мещеры был свой язык (ПСРЛ., т. 2 и 4, Пг., 1917, с. 6; т. 5, Л., 1925, с.5; т. 7 СПб., 1856, с. 263-264; т. 16, СПб., 1889, с. 35; т. 24, Пг., 1921, с. 3.), который к сожалению не сохранился. В местах проживания племени мещера и ныне протекают речушки и стоят населённые пункты с названиями - Мещериха, Мещерское, Мещериново, а также Можарская, Можаровка, Можарово. Не исключено, что и в названии Моча (правый приток Пахры) тоже звучит память о древнем народе.

Самое ранее дошедшее до нас письменное упоминание о мещере восходит к первой половине 13 в (Истрин В.М., Редакция Толковой Палеи, СПб, 1907, с. 169). В Толковой Палее 13 века её называют в числе прочих народов, населявших Русь (Палея Толковая, вып. 1, М., 1892, с. 122). Поздние летописи указывают её место обитания "... по Оце по реце, где потече в Вългу..." (ПСРЛ., т. 2 и 4, Пг., 1917, с. 6; т. 5, Л., 1925, с.5; т. 7 СПб., 1856, с. 263-264; т. 16, СПб., 1889, с. 35; т. 24, Пг., 1921, с. 3.)

Будучи язычниками, мещера поклонялись огню, были в подчинении у восточных готов. В обычай входила кремация трупов с последующим захоронением золы в кувшинах – урнах, которые обкладывали камнями, сверху насыпали небольшой курган. Позднее умерших стали хоронить в могильных ямах. В наших краях люди этого племени селились на возвышенностях вдоль рек Гусь и Колпь. Археологические находки, относящиеся к племени мещера, впервые были сделаны на территории нашего края в начале ХХ века, благодаря случайной находке бронзовых украшений и могильников у села Заколпье Гусь-Хрустального района на реке Колпь. Материалы раскопок показали, что большую роль в жизни людей племени играла рыбная ловля, охота на водоплавающих птиц, бобров, косуль и бортничество (сбор меда диких пчел).

Иосиф Юлиус Миккола (6.7.1866 - 28.9.1946) – финский языковед, специалист по сравнительной грамматике славянских языков, слово «мещера» толкует как Meškär «пчеловод» от мордовского слова: meš, mešk «пчела». Археологические находки так же доказали правоту этого предположения. Во время раскопок мещерских поселений было обнаружено много предметов, свидетельствующих о том, что люди этого племени владели сложной техникой бортевого пчеловодства, за что действительно могли получить свое прозвище «мещера», т.е. «пчеловоды».

Позднее мещера перешли к подсечно-огневому земледелию. Земледельческие орудия и приемы полеводства мещеры были заимствованы у славян.

Однако, несмотря на развитие земледелия, охота на пушного зверя, рыболовство и бортничество не утратили своего значения.

Женщины племени мещера, по данным археологических раскопок, носили длинные (до голени) льняные и шерстяные рубахи с низким воротом и небольшим разрезом посередине, с длинными рука-вами и кожаным или тканным поясом. Верхняя одежда - шерстяной кафтан и меховая шуба. На ногах - онучи или шерстяные чулки. Обувь кожаная, типа поршней или лапти. На голове круглая кожаная, войлочная или меховая шапка. (C. Мусина, Женский мещерский костюм 11 в, акварель, 2002.)

Древние жители Мещеры занимались и торговлей. Арабы в 5-6 веках проложили по Оке и Волге Большой и Малый пушные пути, которые связывали Арабский Халифат с Севером и скупали у местного населения пушнину, мед, воск, молодых мужчин и женщин.

Арабский купец Хасан ибн Руст в 9 веке прошел водным путем по Волге в Оку, затем в Клязьму, Нерль Клязьменскую, в Плещеево озеро, Ростов, затем по реке Выксе спустился в Сомино озеро и через Нерль Волжскую вернулся на Волгу. В своем отчете халифу он перечисляет названия погостов в устьях рек, впадающих в Оку, где были расположены языческие капища и велась торговля. Среди всех прочих он упоминает Гусиный или Гусский погост на месте впадения реки Гусь в Оку.

Варяги-руссы - уже в 6 веке пытались поставить этот торговый путь под свой контроль и называли его «Серебрянным», поскольку арабские купцы расплачивались монетами из серебра – дирхемами. Подтверждает этот факт находка в 1876 году в селе Погост в устье реки Гусь глиняной кубышки с арабскими серебряными монетами 10 века. Волостной писарь Сыров отнес находку в Гусевское (Гусь-Железный) имение Баташовых, о чем упоминается в архивных документах Погостинской волости.

Племена населяющие Мещеру в начале тысячелетия находились под влиянием восточных готов, а затем стали платить дань хазарам, контролирующим Волгу и ее притоки. Однако Киевская летопись гласит, что с 859 года князь Рюрик присоединил к своим владениям Ростов, Муром, Мещеру. Местные князья с этого времени приняли вассальную зависимость от киевского князя и стали платить ему дань.

Славяне племени вятичей начали активно проникать на территорию нашего края на рубеже VIII-IX веков со стороны юго-запада и юга по Оке и далее вверх по ее левым притокам. Главной причиной массового переселения вятичей на северо - восток было растущее давление на земли Приднепровья степных кочевников: печенегов и половцев. Население края к началу второго тысячелетия нашей эры стало смешиваться со славянским населением. Этот процесс носил мирный характер. Появление славян с их высокой культурой земледелия позволило расчистить значительные площади лесолуговой растительности и распахать целинные земли. Этому способствовали принесенные ими с собой орудия труда- железные топоры, пахотные орудия с железными зубьями и ральниками.

В VI в. у славян уже использовалась лошадь в качестве основной тягловой силы. Всё это определило дальнейшее развитие хозяйственной и общественной жизни края: освоение больших площадей способствовало переходу от огородного земледелия к полевому, а полевое земледелие отделилось от домашнего хозяйства. Тогда же на территории края стали появляться сельские общины, т.е. объединение патриархальных семей в одном селении.

Сначала славяне расселялись по рекам, в безлесном и плодородном ополье на левобережье реки Клязьма, а потом начинают осваивать и остальные земли Окско-Клязьменского междуречья.

Однако мещерский край, с его малоплодородными суглинистыми и песчаными почвами, обилием грунтовых вод и болот, был малопривлекателен для славянских переселенцев и в глуши его дремучих лесов еще в XVI жили потомки мещерского племени со своим языком и верованиями. О религиозных верованиях мещеряков можно судить по находкам изваяний животных и человеческих фигурок. Встречаются изображения коней, медведей, змей, водоплавающих птиц – уток и гусей, которые по всей вероятности были «оберегами», защищающих человека от «злых сил».

Вслед за славянскими переселенцами пришла и древнерусская государственность, выразившаяся в том числе и в строительстве городов. В конце 11 веке возникают Рязань и Переславль Рязанский, в 12 веке - Коломна. Непосредственно на территориях проживания мещеры в 1152 году, при Юрии Долгоруком, строится Городец Мещерский, население которого было смешенным.

Есть летописные сведения о существовании в Мещере Андреева Городка, который был заложен Андреем Боголюбским в 1171году.

К 12 веку процесс ассимиляции мещеры в славянской среде почти полностью завершился.

Наряду со славянским переселением в 12 веке происходил процесс проникновения на территорию междуречья и тюркских племен с юга.

Именно так, по одной из версий, в междуречье Клязьмы и Оки образовалось Мещерское княжество во времена Владимирской Руси.

В Родословной книге князей и дворян российских, изданной Н.И. Новиковым в 1787 году есть свидетельство о происхождении рода князей Мещерских от ширинского князя Бахмета Гусейнов сына, пришедшего с Северного Кавказа и завоевавшего Мещеру в 1198 году.

По свидетельству Татищева процесс подчинения земель Мещеры Владимирскому княжеству завершился в 1210 году после похода князя Всеволода Большое Гнездо на р. Пру.( Барсов Н. Очерки русской исторической географии. География первоначальной летописи. Варшава, 1873; 2-е изд., Варшава, 1885.) После этого похода сын Бахмета Гусейновича - Беклемиш принял христианскую веру, получив мирское имя Михаил.

Во времена татаро-монгольского нашествия 1237 года левобережная Мещера оказалась в стороне и не пострадала. Городец Мещерский был полностью разорен и сожжен до тла в 1376 г. ордынцами булгарского царевича Араб-Шаха. Князь Юрий Федорович чудом остался жив и в 1380 году отличился в битве с полчищами Мамая на Куликовом поле. Князь привел с собой четыре тысячи воинов и был убит во время сражения.

Мещерское княжество возродилось к середине 15 века, когда около 1453 г. Василий Тёмный отдал восстановленный новый город в удел казанскому царевичу Касиму. После смерти Касима Городец стали называть Касимовым, а земли вокруг него - Касимовским царством.

Древняя история Мещерского края еще не изучена до конца. Земля Мещеры скрывает еще много тайн и ждет своих исследователей!

§10. Лингвистическая история и лингвистический ландшафт окрестностей Гусь-Хрустального.

Диалекты (говоры) – варианты языка, распространение которых ограничено территорией. Существуют еще социальные диалекты (профессиональные диалекты, жаргоны), которые ограничены только сферой употребления, но не территорией.
Диалектология – наука, изучающая особенности и развитие диалектов.
Диалектолог - исследователь диалектов.

Идея изучения говоров Гусь-Хрустального района возникла не случайно. Ученые-диалектологи еще в XIX решили составить карту диалектов русского языка. Трагические события в России в начале XX века и две войны остановили разработку этой идеи. Позже, сразу после Великой отечественной войны в 1945 г., а потом в 1947-1949 гг. лингвисты из сектора диалектологии Института русского языка Академии наук СССР вновь начали собирать диалектный материал на территории старейшего заселения славян, в том числе и в нашем районе. В Гусь-Хрустальном и Курловском районах было обследовано 20 деревень, некоторые из них уже исчезли (Егерево, Липовые Поляны).
Говоры на территории нашего района не представляют единства. Они были сформированы различными потоками славян, заселявшими среднерусскую территорию. Формирование лингвистического ландшафта нашего края (Владимирской части Мещёры) отражает прежде всего взаимодействие диалектов Ростово-Суздальской и Рязанской земель, а также в некоторых своих чертах указывает на контакты с неславянским населением края.

Неславянское население края – это население, которое соседствовало со славянами на территории нашего района предположительно до 13-14 века и связывается с эрзя-мордовскими племенами. Эти данные получаются историками и археологами, а также подтверждаются материалами топонимии и диалектологии всего русского севера и восточной части южных областей.

Наши среднерусские говоры были сформированы задолго до того, как появился сам город Гусь-Хрустальный.

Гусь-Хрустальный район (отмечен красным прямоугольником) входил во Владимирскую губернию, которая считается северной, а вся юго-западная часть района входила в Касимовский уезд Рязанской губернии, которая считалась южной. Это деление на север и юг до сих пор сохраняется в диалектах района.

Посмотрите на карту диалектного членения русского языка (Наречия и диалектные зоны русского языка). На ней хорошо видно, что вся территория Центра Европейской Части России разделяется на три части. Верхняя часть (зеленая) – северные говоры, образованные диалектами ильменских, новгородских словен и кривичей; нижняя часть (красная) – южные говоры, заселенные вятичами и славянами верхнего дона; а желтая полоса между ними – среднерусские говоры, которые образованы в результате столкновения северных и южных потоков. Среднерусские говоры содержат в себе диалектные черты, которые характерны для северных и для южных говоров.

На подробной карте района красной изоглоссой показана территория южных говоров. Она охватывает села и деревни Парахино, Уляхино, Цикул, Аксеново, Курлово, Пятница, Палищи, Старково, Демино, Аббакумово, Тихоново и др. Диалектная граница очень точно совпадает с границей северной части Касимовского уезда Рязанской губернии: старые административные границы могут совпадать с современными диалектными.

Северные говоры расположены за границами изоглоссы: севернее и восточнее красной линии (Купреево, Шабаново, Тащилово, Новодурово, Заколпье, Федотово, Семеновка и др.). Эта территория в разное время входила в состав Владимирской губернии и была распределена в основном между Меленковским и Судогодским уездом.

Диалектологам неизвестны диалектные черты, которые были бы характерны только для Гусь-Хрустального района Владимирской области. Но у нашего района есть специфика, которая заключается в особом сочетании диалектных явлений. Разные ветви славянской колонизации, которые столкнулись здесь, создали языковой комплекс, при котором такое сочетание диалектных черт является уникальным.

Изоглосса - линия на карте, которая показывает предел распространения какого-либо языкового явления или целого комплекса языковых явлений.

Для удобства дальнейшего чтения карт примем условие, согласно которому наш район находится точно посредине между Владимиром и Рязанью.

Все диалектные черты, которые будут описываться дальше, известны за пределами Г.-Х. района. Они будут показываться на общей карте, чтобы понять место наших говоров в системе диалектов русского языка.
Важно! Нельзя считать, что диалекты представляют собой порчу литературного языка. Литературный язык – всего лишь один и вариантов национального русского языка, но он является государственным, используется как универсальное средство общения, как язык художественной литературы и язык законодательных актов.

С точки зрения диалектологии литературный язык представляет собой среднерусский говор, совмещающий северные и южные диалектные черты.

Исключительно по политическим причинам, в связи с перемещением административного центра в Москву, литературным языком стал среднерусский акающий говор. Если бы политическая элита осталась во Владимире и Суздале, то литературным языком мог бы быть окающий среднерусский говор, а произношение москвичей считалось бы диалектным.

Лингвистическая география – раздел науки о языке, который занимается картографированием языковых черт и изучением того, почему диалектные ареалы расположены именно таким образом.

Одним из результатов работы лингвогеографов стал диалектологический атлас русского языка. Карты диалектологического атласа русского языка позволяют увидеть границы диалектных явлений, которые могут быть истолкованы не только лингвистами, но и историками, археологами, этнографами.

Гусь-Хрустальный район делится на две части: окающую (северные диалекты) и акающую (южные диалекты). Именно это диалектная граница совпадает с прежней административной губернской границей.

Во «владимирской» части говоров нашего района отмечается неполное оканье. Эта черта характеризует среднерусские говоры на северной основе В «рязанской» части наших говоров распространено аканье. Это южная диалектная черта, такая же, как в литературном языке.

В XVIII в. орловский купец Аким Васильевич Мальцов начинает стекольное производство во Владимирской губернии. Обычным для того времени было переселение части крепостных крестьян с семьями и имуществом на новые земли. Однако количество мальцовских крепостных было не так велико, чтобы существенно изменить местную диалектную картину.

Гусь-Хрустальный район входит в различные диалектные объединения: он имеет часть северных диалектных черт (оканье, [т]-твердый в личных окончаниях глаголов, [г]-смычный и другие черты), имеет южные черты (аканье и смягченное произношение [г]), входит в объединения северо-восточных и восточных черт, а также имеет обще мещерские черты. Все это делает диалекты района интересными для изучения, они являются подлинным лингвистическим богатством нашего края.

В говоре деревень Уляхино и Парахино были отмечены элементы диссимилятивного аканья, которое является характерной чертой русского юго-запада. Возможно, что часть акающего населения нашего района когда-то пришла из юго-западных земель.

Глава 3. «Гусь-Хрустальный с середины XVIII до начала XX веков».

§11 Стекло как материал, состав стекла. Кто изобрел стекло. Значение стекла. Зарождение стекольной промышленности в России.

М.В. Ломоносов
Значение стекла.
Стекло - один из самых удивительных материалов, созданных человеком, сыгравших выдающуюся роль в развитии нашей культуры.
Исключительное значение стекла в нашей жизни объясняется его замечательными свойствами. Безусловно, самое главное свойство стекла - прозрачность. Мы не знаем другого прозрачного материала, который мог бы заменить стекло в главных случаях его применения. Другим замечательным свойством стекла следует считать его химическую стойкость. Способность стекла противостоять воздействию дождей, морозов, солнечных лучей, дала возможность дойти до нас изделиям глубокой древности, в целости и сохранности наряду с каменными и глиняными изделиями.
Стекло поддается самым разнообразным способам обработки: его отливают, прокатывают, вытягивают, прессуют.
Широкие пластические возможности стекла, а также возможности разнообразных видов его декоративной обработки издавна привлекали к нему внимание мастеров и художников.
Открытие стекла.

Первое упоминание о стекле, как о камне, который сверкал на солнце и был чист и прозрачен, как вода, до нас дошли из описаний Плиния - естествоиспытателя и историка античного мира, жившего в 1 веке.

Существует предание, - писал Плиний,- финикийский торговый корабль, застигнутый сильной бурей, был вынужден бросить якорь в небольшой бухте. Усталые и озябшие моряки решили развести костер и приготовить пищу. Берег был песчаный, и нигде не видно было камней, на которые можно было бы поставить котел. Тогда моряки вытащили из трюмов глыбы соды, которую везли на продажу, и на эти глыбы поставить котел. Утром, в лучах восходящего солнца, один из моряков заметил в золе блестящие кусочки неизвестного происхождения. Это новое загадочное вещество, по утверждению Плиния, и было стеклом - сплавом берегового песка с содой.

Повествование Плиния не содержит в себе ничего невероятного. Соединение золы сгоревшего топлива, известковых ракушек, песка, соды при высокой температуре могли создать необходимые для варки стекла условия.

Существует и другая теория случайного открытия рукотворного стекла, как побочного продукта гончарного ремесла. Более 5 000 лет назад обжиг глиняных изделий происходил в обычных ямах, вырытых в песке, а топливом служила солома или тростник. Образующаяся при сгорании зола в контакте с песком, при высокой температуре, давала стекловидную массу.

Действительно, исходным сырьем для изготовления стекла служили песок, известь и щелочь - органическая (зола растений) либо неорганическая (сода). В качестве красителей использовались металлургические шлаки: соединения меди, кобальта и марганца.

Природное стекло.

В природе существуют так называемые вулканические (обсидиан, перлит, пехштейн) и космические стекла (тектиты) – материалы, возникшие при извержении вулкана и ударе метеорита. Иногда считают, что природные стекла натолкнули человека на создание их искусственных аналогов.

Из истории стекла.

Родиной стекла считается Египет (4000 лет до н. э.), хотя при раскопках в Месопотамии находят фрагменты стеклянных изделий на 500 лет и более ранние. Но именно в Египте стеклоделие древнего мира достигло своего расцвета.

Период Римской империи (1 век до н.э.-V век н.э.) - один из величайших периодов в истории стекла. В 1 веке до н.э. получено бесцветное стекло. Был найден способ свободного выдувания стекла с помощью трубки и таким образом придавать стеклянным предметам нужную форму и размер. Известно римлянам было и производство хрусталя (стекла с солями свинца), впоследствии заново открытое европейцами уже в XYIII веке.

К VI веку центр стеклоделия переместился в Византию. Особенно процветало здесь изготовление непрозрачных цветных сосудов и флаконов для благовоний. В Византии мозаичное искусство было доведено до совершенства. Именно византийцы являются первооткрывателями особого стекла для мозаики, которое получило название «смальта».

Родиной европейского стеклоделия стала Венеция. Расцвет стекольного производства в Венецианской республике начался в XIII веке, после поступлении, из разоренного крестоносцами Константинополя, огромной коллекции образцов византийского стекла.

В конце XYI века признанным лидером в стеклоделии становится Богемия. Природные условия Богемии (особый состав воды и песка) способствовали появлению здесь твердого кальцинированного стекла. Из богемского стекла возникли три основные ветви: немецкое стекло, австрийское стекло и чешское стекло.

С середины XYII века главным конкурентом Богемии в области стекловарения становится Англия. В Англии в 1770-х годах началось производство стекла с добавкой солей свинца - хрусталя, его называли также «английским стеклом». Обработка хрусталя алмазной гранью создала эффект преломления света.

Во Франции на протяжении XYI-XYIII веков работали венецианские и местные мастера в очень близкой к венецианцам манере, которая называлась «венецианский фасон». В 1816 в городе Баккара, на фабрике, до того выпускавшей простые обиходные изделия, начался выпуск хрусталя, получившего название «баккара». Во Франции славились также изделия завода Сен-Клу.

Зарождение стеклоделия в России.

В России изготовление стекла и смальты восходит к временам Киевской Руси, первой половине XI века, но трагическое для Древней Руси монголо-татарское нашествие обрывает его развитие.

Возрождение стеклоделия в России относится к середине XYII века. Постоянный спрос на стеклянные изделия, привозимые из Западной Европы, предопределил процесс становления собственного стекольного производства. Первый стекольный завод в России был заведен шведским подданным Юлиусом Койетом.

В 1634 году Койет получил жалованную грамоту царя Михаила Федоровича, на основании которой ему было дозволено купить в Московском уезде 16 пустошей для устроения стекольного завода, с правом беспошлинной продажи изделий в течение 15 лет и с запрещением другим устраивать подобные заведения. В 1639 году в деревне Духанино Дмитровского уезда, в 60 верстах от Москвы, была запущена первая в России стекловаренная печь.

Размеры предприятия были скромными. На Духанинском заводе одновременно могли работать всего 6 - 8 мастеров и то в летние месяцы. Все мастера были исключительно иноземцами и по истечении контракта возвращались на Родину. Производство стеклянных изделий на данном заводе было столь незначительно, что не могло удовлетворить всей потребности страны. По-прежнему много стекла ввозилось из-за границы.

По прошествии срока, на который была дана привилегия Койету, вокруг Москвы стали появляться стекольные заводы. Огромную роль в истории русского художественного стеклоделия сыграл завод, основанный по инициативе царя Алексея Михайловича. В 1668 году, в своей летней резиденции, в подмосковном селе Измайлове, Алексей Михайлович завел стекольное дело.

В процессе становления производства наряду с русскими мастерами принимали участие и иноземные специалисты. Измайловский завод обслуживал главным образом дворцовое хозяйство, высшие круги знати и лишь в незначительной степени внутренний рынок.

В конце XYII века в селе Воскресенском под Москвой был основан Черноголовский завод. Неизвестны ни даты его существования, ни характер производства. Данные о нем относятся к 1687 году, когда завод уже действовал.

Упомянутыми тремя заводами – Духанинским, Измайловским и Черноголовским ограничивался объем русского стекольного производства во второй половине XYII века.

М.В. Ломоносов (1711-1765)

Большое влияние на развитие отечественного стеклоделия оказали работы М. В. Ломоносова - первого ученого своей эпохи, который впервые ввел планомерное развитие стекольного производства, применяя научные методы исследования. Современная наука о стекле получила начало в России в 1740-е годы в крохотной лаборатории – первой экспериментальной базе Ломоносова.

Разработав теоретические основы технологии получения цветных стекол, Ломоносов стал инициатором создания специального заведения для «делания разноцветных стекол». Из-за недостатка средств для устройства фабрики, в 1752 году великий русский ученый обратился к правительству. Именно в этот период появляется знаменитая ода Ломоносова – открытое письмо И.И. Шувалову о пользе стекла, которое начинается со строк:

«Неправо о вещах те думают, Шувалов,
Которые Стекло чтут ниже Минералов,
Приманчивым лучем блистающих в глаза.
Не меньше польза в нем, не меньше в нем краса»

Усть-Рудицкая фабрика Ломоносова (1753) под Петербургом представляла собой передовое стекольное промышленное предприятие. Здесь было составлено огромное количество рецептов для изготовления цветных стекол, смальт. Помимо использования новых рецептов, материалов, красителей, освоения новой продукции, на фабрике постоянно видоизменялись печи, машины, станки и инструменты.

Работы Ломоносова способствовали тому, что в конце XVIII и начале XIX века русские стекольные заводы успешно освоили производство цветного стекла и выпускали из него большой ассортимент изделий.

§12 Развитие стеклоделия в эпоху Петра I. Начало «стекольной империи» Мальцовых.

Бурное развитие отечественной промышленности, в том числе и стекольной, относится к времени правления Петра I. До петровских времен стекольные заводы, обложенные пошлинами, лишенные всяческих привилегий, с трудом могли поддерживать свое производство. Отменив пошлины на стекло, Петр I учредил несколько казенных заводов.

В 1705 году по указу Петра I под Москвой на Воробьевых горах началось строительство зеркального завода. Затем появляются Жабинский и Ямбургский стекольные заводы, расположенные близ Петербурга. В 1711 году все стекольные и хрустальные заводы были переведены из Сибирского приказа в ведение Канцелярии губернских дел, а в 1719 году переведены в ведение мануфактурной Коллегии.

Петровские реформы сказались и на развитии частного предпринимательства в стеклоделии. Петр I, содействуя развитию промышленности и торговли, видел предпринимателями представителей всех сословий. Наиболее крупным предпринимателем XYII века в России являлось купечество, вышедшее в основном из посадских людей (сословия горожан), разбогатевших на торгах и промыслах. Государство поощряло создание промышленных заведений, включая и предоставление различных льгот (долгосрочные ссуды, право беспошлинной торговли и т.д.). Государство помогало решать и проблему обеспечения производства кадрами. Появилось понятие посессионного права – передачи государством в условное владение частным лицам для работы на предприятиях государственных крестьян, а также земель, недр и лесов для промышленного использования. Указом Петра I от 18 января 1721 года купцам для развития вновь создаваемых заводов и фабрик разрешалось покупать деревни с крепостными крестьянами. По существующим сословно-правовым нормам крепостными могли владеть только лица дворянского сословия.

С 1706 по 1718 гг. было построено девять небольших предприятий в Трубчевском, Севском и Карачевском уездах, владельцами которых были посадские люди тех же уездов.

В 1723 году житель Гжатской пристани Назар Дружинин и посадский человек из Калуги Сергей Аксенов тоже получили разрешение на строительство в Можайском уезде в дворцовой Покровской волости на пустошах Ширяевой и Кудиновой стекольного завода. В 1724 году компаньоном содержателей Покровского завода становится «города Рыльска гостиной сотни» Василий Мальцов («Большой»).

Существует легенда о том, как стал Мальцов компанейщиком содержателей стекольной мануфактуры. Жил в городе Рыльске купец Василий Мальцов. Было у него два сына – Васька «Большой», да Васька «Меньшой», которые помогали отцу в торговом деле. В 1723 году старший сын отправился с товаром на Казанскую ярмарку при Гжатской пристани.

Гжатская пристань при речке Гжати была устроена по указу Петра I в 1705 году и предназначалась для отправки сельскохозяйственной продукции в Петербург и для доставки на Волгу и во Ржев хлеба, пеньки, сала и прочих продуктов. В 1718 году по Петровскому указу пристань была заселена купцами и торговыми людьми.

Вернулся Василий «Большой» с ярмарки к отцовскому порогу и похвалился не только барышом, а и «диковинкой» - аршинной «стеклячкой» тростью зеленого цвета. «Откуда у тебя эдакая штуковина?» - удивился отец, поглаживая бороду. И рассказал сын, что познакомился на ярмарке с владельцами стеклянной фабрики Дружининым и Аксеновым, которые позвали его в «компанейщики». Молодой, но хваткий купец не стал долго задумываться, т.к. увидел выгоду в этом деле и оставил будущим «однокашникам» задаток. А они ему за это пожаловали знатный подарок - трость стеклянную.

Попросил сын отца благословить его на мануфактурное дело. Так в 1724 году Василий Васильевич Мальцов стал заниматься производством стекла.

С 1730 года Василий Мальцов становится главным содержателем и единственным владельцем хрустальной фабрики в Можайском уезде. Именно это предприятие положило начало «стекольной империи» Мальцовых, которые на протяжении почти двух столетий были монополистами русской стекольной промышленности.

Для расширения производства Василию Мальцову был необходим новый приток рабочих, в то время как, в силу существующего крепостного уклада, не было рынка рабочей силы. В 1734 году Мануфактур-коллегия удовлетворила просьбу Мальцова и разрешила ему купить крестьян для работы на Покровском заводе. А в 1736 году императрица Анна Иоановна издала «Генеральный указ о всех фабриках», на основании которого рабочие, обученные на фабрике какому-нибудь мастерству, стали вечными крепостными.

К 1738 году Покровский завод Мальцова превратился в один из самых значительных в России, на нем работало 64 человека. Представленные в 1745 году в Мануфактур-коллегию образцы мальцовских изделий были признаны «наилутши против иностранных». На них были вырезаны клейма, и Мануфактур-коллегия приказала Мальцову впредь «клеймо на той посуде вырезывать у каждой посуды».

Для укрупнения производства в 1745 году с разрешения Мануфактур-коллегии Василий Мальцов приобрел у помещицы Озеровой в Можайском уезде сельцо Новое с крестьянами в количестве 200 душ с «обязанностью, что он, Мальцов, деревни содержать будет токмо для размножения оной фабрики». Но через год, обремененный годами, Василий устранился от дел и передал управление своим сыновьям Акиму и Александру.

§13 Аким Васильевич Мальцов – основатель Гусевской хрустальной фабрики. Предпосылки для строительства завода в Мещере. Восстановление в дворянстве.

В 1747 году вышел Сенатский указ, запрещавший строительство новых винных и стекольных заводов вблизи Москвы в целях сохранения лесных массивов. Было приказано удалить от столиц не менее чем за 200 верст некоторые существующие заводы.

В Собрании Правительствующаго Сената слушанъ экстрактъ, учиненный в Сенате, в которомъ объявлено, что Ея Императорское Величество, въ присутствии въ Правительствующемъ Сенате Маия 11 числа 1744 года, разсуждать соизволила, для будущаго сохранения около Москвы лесовъ, и … ПРИКАЗАЛИ: 2) … также стеклянные заводы, кои имеются въ уездахъ, отъ Москвы въ двухъ же стахъ верстахъ, для многаго на нихъ въ лесу употребления, потомужъ снесть, разве къ которымъ изъ дальнихъ же местъ реками лесъ пригонять свободно…

В сложившейся ситуации, катастрофической для процветающего производства, Мальцовы показали себя предприимчивыми заводчиками. Аким и Александр поделили Покровский завод на две части. Одну общую с Акимом часть Александр Мальцов в 1750 году с разрешения Мануфактур-коллегии, ведавшей делами заводов, перенес на юго-запад, в дворцовую лесную дачу, в село Радутино Трубчевского уезда Орловской губернии.

Через год семейство Мальцовых постигло несчастье – умер глава семейства Василий «Большой», а следом Александр Васильевич. Содержателями Радутинской фабрикой становятся Аким и вдова Александра - Авдотья Мальцовы.

Оставшаяся часть завода, унаследованная Акимом Мальцовым, продолжала работать на старом месте. Но в 1754 году последовал Сенатский указ «Об уничтожении всех хрустальных, стеклянных и железных заводов в 200 верстах от Москвы отстоящих; о дозволении заводить оные далее сего расстояния во всех местах и переводить на оные с уничтоженных заводов крестьян и людей; и о строгом наблюдении в Московской и Тверской Губерниях о сбережении лесов». В списке ликвидируемых заводов числилась стеклянная и хрустальная фабрика содержателей Мальцовых в Можайском уезде.

11 января 1755 года Аким Мальцов подал прошение в Мануфактур-Коллегию, о переводе части отцовского завода «на приторгованную сибирского драгунского полка у поручика Николая Абрамова сына Симонова во Владимирском уезде землю, которая состоит от Москвы в 230 верстах», и на заведение в сельце Новом полотняной фабрики.

Выбор земли в Мещере для строительства хрустального завода был не случаен. Благоприятными были природные условия края. Здесь имелись основные сырьевые материалы для стеклоделия: песок, огнеупорная глина, топливо. Кроме того, в Мещерской низине среди крестьян издавна процветал отхожий промысел. Следовательно, был постоянный резерв рабочей силы, что не могло не сказаться на росте стекольного производства. Развитию стеклоделия способствовало и выгодное географическое положение района. Завод размещался в центре империи, вблизи старой столицы, между Волгой и Окой – большими торговыми путями России, по которым легко было сбывать продукцию во все концы страны и за границу.

30 марта 1755 года Николай Симонов представил в Мануфактур-Коллегию купчую на проданную им землю, и 7 апреля по определению коллегии Акиму Мальцову «дозволено снесть во Владимирский уезд фабрику на основании указов 1747 года 23 ноября и 1754 года 6 сентября».

В июне 1756 года в 10 верстах от сельца Никулино Заколпской волости Владимирского уезда, в урочище Шиворово при речке Гусь Аким Мальцов основал хрустальный завод. При заводе он поселил 74 мужчин и 82 женщины.

С постройки Гусевской хрустальной фабрики началось бурное развитие российского стеклоделия, которое стало уникальным явлением художественной культуры Владимирского края.

Вслед за Гусевским хрустальным заводом в 1759 году Мальцов пускает в действие стекольный завод при селе Никулино. Вокруг предприятий появляются вспомогательные производства – парусиновое, поташное, лесопильни, мельницы.

После смерти брата (1755г.) Аким Мальцов занимался делами Радутинской стеклянной фабрики в Орловской губернии.

В 1760-е годы семейство Мальцовых проживало в Никулино. В 1760 году при тушении пожара в имении Акима Мальцова рабочие обнаружили старообрядческую молельню, старые дониконовские иконы и книги «старой веры». Было заведено «дело по донесению мастеровых хрустальной и стеклянной фабрики близ села Селимова Владимирского уезда на содержателя той фабрики Орловского купца Якима Васильева Мальцова в содержании им потаенного раскола и о прочем». История умалчивает о подлинных перипетиях этого дела, но в 1764 году оно было закрыто. В целях доказательства своей причастности только к официальной православной церкви в 1765 году Аким Мальцов построил деревянную часовню, на месте явления иконы Варвары Великомученицы. Но с этого периода большую часть времени Аким Мальцов проводит при Радутинской фабрике, пережидая временные неурядицы, связанные с его делом о «расколе».

Негативно на предпринимательской деятельности Мальцова сказался указ 1762 года «О подтверждении запрещения покупать крестьян к фабрикам и заводам». Этот указ лишил лиц недворянского происхождения привилегий в деле расширения фабрично-заводского производства.

14 декабря 1766 года Екатерина II издала манифест о выборах депутатов в «Комиссию для составления проекта нового Уложения». В 1767 году при поддержке предводителя дворянства г. Орла купец первой гильдии Аким Мальцов был избран депутатом от гражданства в комиссию по составлению «Нового Уложения». Гусевская хрустальная фабрика в этот период работала под управлением Фомы Васильевича Мальцова.

Депутатский мандат даровал Акиму Мальцову пожизненную отмену телесных наказаний, смертной казни, пыток, освобождение от конфискации движимого и недвижимого имущества.

Однако он понимал, что только вступление в дворянство позволило бы ему решить многие проблемы, связанные с расширением производства.

В 1775 году Аким и его двоюродный брат Фома Мальцовы подали челобитную в Сенат о признании их потомственными дворянами. Представленная родословная роспись свидетельствовала, что их предок Богдан Афанасьевич Мальцов в сословных книг города Чернигова от 1634 года «писан в десятне в числе и детей боярских с поместным окладо» и «служит по Чернигову в городовых во дворянах». В сословных книгах за 1670 год дети Богдана – Автоном, Кирей и Юрий отмечены в городских дворянах. В челобитной упоминается Сын Юрия Василий и дети Василия – Василий «Большой» и Василий «Меньшой». 14 августа того же года по Указу Екатерины II орловский купец первой гильдии Аким Мальцов за заслуги перед Отечеством был возведен в потомственное дворянство со званием генерал-лейтенанта, а Фома со званием секунд-майора.

В 1778 году были образованы ряд губерний, в том числе и Владимирская. Восстановление в «благородном сословии» и присущие ему привилегии позволили Акиму Мальцову активизировать свою предпринимательскую деятельность. Мальцов скупив земельные, лесные угодья, крестьян, заложил основы для строительства будущих фабрик.

В 1785 году за Мальцовым числится Гусевская хрустальная фабрика и «на суходоле» - Никулинская, Головинская, Пичугинская фабрики.

Семейство Мальцовых перебирается на жительство в Москву. В 1770-е годы Аким Мальцов имел дом « за Москвою-рекой, в приходе Косьмы и Дамиана, в Малой Екиманской улице».

Умер Аким Мальцов в 1785 году. По разделу имения между наследниками Акима, Гусевская фабрика была записана за Иваном Акимовичем. Из-за малолетства наследников управление «мальцовской вотчиной» переходит к вдове Акима Марии Васильевне Мальцовой.

§14. Гусевская хрустальная фабрика в первые годы деятельности. Технология производства стекла. Условия труда. Рабочий состав.

Что же представлял собой Гусевской хрустальный завод в конце XYIII века? Деревянные строения фабрики расположились на левом, более возвышенном берегу реки Гусь. Недалеко от завода, речка образовывала проточное озеро длиной в две вершины, шириной в полторы. Вокруг были непроходимые топи и трясины. Для обеспечения нового завода топливом и необходимым сырьем Аким Мальцов приобрел смежные земельные участки с лесными дачами. Сразу же с постройкой завода начались осушительные работы, которые заняли несколько десятилетий.

На Гусевском хрустальном заводе первоначально работало 59 человек. В гутах стояли круглые со сводами стекловаренные печи «о шести дойницах для материи на хрустальную посуду» и «о четырех дойницах для простой материи». Гутой называли помещение, где происходила варка стекла и выработка изделий. А дойницей в XYIII-XIX вв. назывался глиняный горшок, в котором варилось стекло. Горшки делались в гончарне из огнеупорной глины и имели коническую форму высотой и диаметром в один метр, а к низу зауженные. В каждую дойницу помешалось от 10 до 30 пудов расплавленной массы.

В гутах также размещались печи для закалки изготовленной посуды, они же служили и сушильнями для дров. В особом амбаре на двух печах «распускали стекло», т.е. разогревали выдутые халявы (заготовки), чтобы изготавливать листы оконного стекла. Халява – это длинный цилиндрический пузырь из стекла, у которого сначала отрезают округлые части, а полученный в результате цилиндр после подогрева разрезают и разворачивают в плоский лист. Подобным образом производили в XYIII-XIX вв. оконное листовое стекло на многих заводах России.

В отдельной светлице «медными инструментами» рисовалась резная хрустальная посуда. В гончарне из гжельской глины делались «дойницы и всякие припасы», в том числе и огнеупорные кирпичи. Из других построек находились контора и амбары, где хранились изделия, глина, поташ, селитра, зола вязовая и соломенная. В непосредственной близости от производственных помещений строились избы для мастеровых. Нередко крепостные фабрики жили там же, где и работали.

Вырабатывалось стекло примитивным способом. В дойницу засыпали шихту, состоящую из белого (кварцевого) песка, мыльной шкварки, поташа, соломенного пепла, глины, древесного и каменного угля. Шихту со стеклянным боем «замешивали» в деревянных корытах при помощи лопаты. В круглой печи со сводами в дойницах варилось стекло. Для достижения высокой температуры 1300-1400 градусов шурали подбрасывали в печь дрова, периодически их «шуруя».

Стекловары при помощи металлических шестов помешивали жидкую раскаленную стекломассу, снимая скребками с поверхности накипь. Через небольшие окошечки, расположенные вокруг печи следили за тем, как идет варка. Варили стекло 36 часов. Затем гасили в печах огонь для охлаждения стеклянной массы - делали «студку», чтобы из неё на поверхность вышли пузыри. После «студки» стекло вновь разогревали, мастер по цвету и вязкости стекла определял его готовность для выработки изделий. Тайной варки стекла владели единицы мастеров, державшие в секрете свои рецепты. В народе их нередко называли колдунами, которым было ведомо заветное «петушиное слово». Когда над заводом стоял непрерывный звон, люди говорили: «Гута работает».

Владельцы фабрики уделяли большое значение не только расширению производства, но и качеству «хрустальной» посуды. Помимо отечественных материалов широко использовались и привозные. Гусевской хрустальный завод был оснащен новейшими по тому времени инструментами для шлифования и гравировки как русского, так и зарубежного производства. Для долбления сырья и шлифовки применялись «водяные машины». Но нередко первоклассная техника простаивала из-за недостатка мастеров.

Помимо разной стеклянной посуды, штофов, бутылок, каретных стекол, разных зеркальных «рукоделий» на заводе вырабатывали белые и зеленые стекла.

Мальцовское стекольное производство отличалось жестокой эксплуатацией.«На большом заводе все делается по звону колокола; работники более стеснимы и журимы. Комиссары, привыкши обходиться с ними как командиры старшие, поступают с мастеровыми… грубо и жестоко: а от себя бывает, что естьли мастеровые - люди вольные, то они либо очень дороги, либо остаются на заводе до тех пор, пока найдут другое место; естьли же они не вольные, то бегают и часто уносят с собою, что захватить могут…».

В одном из отчетов Мальцова в Мануфактур-Коллегию сообщалось, что «всякий день бывают в работе более 12 часов, а при работе иногда хрустальной посуды в день смены каждая в работе бывает не более 11 часов. В году находится рабочих 285 дней». Там же сообщалось о «поделошном дне», когда мастерам предоставлялась возможность опробовать новые модели или поработать по собственному усмотрению. Это была своеобразная школа мастерства, способствовавшая постоянному совершенствованию выпускаемой продукции.

Рабочий состав делился на составителя материй, мастеров и подмастерьев, шуралей (кочегаров), дрововозов. На отделке хрусталя трудилось по 2-3 рисовальщика и шлифовщика. Имелась вспомогательная сила, как гончары, плотники, кузнецы.

Среди рабочих завода особо почитался труд стеклодува. Только со стороны казалось, что работа стеклодува похожа на детскую забаву – надувание мыльного пузыря. На самом деле – это тяжелый труд, сопряженный высокой степенью травматизма. У каждого мастера были помощники – мальчики 10-12 лет и выше. От тяжелого труда дети часто падали в обморок.

На стекольных заводах применялся преимущественно труд рабочих мужского пола, как взрослых, так и детей. Число малолетних рабочих на Гусевском хрустальном заводе, исполняющих разнообразные операции, было значительно. Мальчики работали в качестве задельщиков или баночников, хлопцев и рисовальщиков.

Стоящий на верстаке задельщик возле печи, набирал из горшка на кончик длинной железной трубки огненный шарик расплавленного стекла и выдувал из него пузырь – «баночку», затем передавал её мастеру, который придавал ей форму. Хлопцы занимались тем, что принимали от мастеров фабрикуемую посуду и относили ее в печь закалки. Задельщики в большинстве случаев, находились в возрасте свыше 15 лет. Средняя норма дневной работы на стекольных заводах составляла 13 часов, а сменами 12. Плата была разнообразна и зависела как от рода работы, так и от искусства и ловкости рабочего.

Удачно сварить стекло и выдуть из него красивую вещь – большое искусство. Но самыми главными мастерами на заводе считались шлифовщики и алмазчики - умельцы, чьи произведения вызывали на выставках справедливо заслуженные восторги. Правда, таких мастеров на заводе было немного, но они составляли гордость завода. Подготовлены они были для тонких работ не какой-то специальной школой, а лишь долгим опытом и природной смекалкой.

§15 Марья Васильевна Мальцова. Строительство новых стекольных заводов. Становление двух мальцовских промышленных центров.

В 1788 году детям Акима Мальцова были пожалованы дипломы с изображением фамильного герба. Взяв в свои руки управление фабричными делами покойного мужа, «дворянша» Марья проявила удивительные предпринимательские качества. В 1788 году Марья Васильевна, выкупила у Авдотьи Мальцовой Радицкую, тем самым ненадолго объединив «мальцовскую вотчину», когда-то поделенную между Акимом и Александром Мальцовыми.

С именем Марьи Мальцовой связано расширение стекольного производства на Брянщине. Обладая значительными средствами, Марья Мальцова приобрела обширные земельные участки, на которых начала строительство новых заводов. Знаковым событием в истории становления мальцовского промышленного округа на юге России станет покупка Мальцовой у майора Михаила Федоровича Зиновьева в 1792 году деревни Дятьково в Брянском уезде Орловской губернии. Недалеко от этой деревни будет заложен стекольный и хрустальный завод, который впоследствии станет крупнейшим предприятием Мальцовых. Деревни Дятьково (Старое) и Чижовка вскоре слились с рабочим поселком при хрустальном заводе.

Вокруг Дятьковского хрустального завода строятся небольшие стекольные заводы, которые специализировались на выпуске определенного вида стекла.

Гусевской группе мальцовских заводов Марьей Мальцовой уделялось не столь большое внимание. Но, тем не менее, в 1803 году Марья Васильевна Мальцова основала Ломковский стекольный завод. В 1823 году завод был закрыт как нерентабельный. Жители деревни стали заниматься хлебопашеством, заготовкой топлива и отвозкой его на мальцовские фабрики. В том же году пущен в действие Вековский завод, который вырабатывал стекла «белые» и «полубелые». С закрывающихся заводов мастеровые переводились на Гусевской хрустальный завод.

С 1804 года полноправным и единственным владельцем всех мальцовских заводов становится сын Акима - Иван Акимович Мальцов. Это пять заводов во Владимирской губернии (Гусевской, Никулинский, Малиновский, Головинский, Вековский) и пять заводов в Орловской губернии (Радицкий, Дятьковский, Старский, Знеберский, Шумовский). Все заводы были ориентированы на стекольное и хрустальное производство.

По официальным данным Министерства внутренних дел в 1804 году общее количество стекольных заводов в России составляло всего 114, в том числе, во Владимирской губернии - 13, в Рязанской - 4, Калужской- 5 и т.д. Согласно этим цифрам Мальцовы по числу заводов занимали первое место в России.

В 1811 году умерла Марья Васильевна Мальцова. Оставшись без главного советчика в заводских делах, Иван Акимович решил сосредоточить свою деятельность на Брянщине. Из-за большого расстояния между двумя заводскими округами, разросшегося промышленного хозяйство на юге, стекольному производству во Владимирской губернии Мальцов не уделял должного внимания. Поэтому в 1811 году Иван Акимович продал восточные заводы брату Сергею Акимовичу Мальцову. Тем самым окончательно разделив промышленный потенциал семьи на две ветви – Гусевскую и Дятьковскую. С этого периода изменится и отраслевая направленность в деятельности Мальцовых. Сергей Акимович будет продолжать развитие стекольного и хрустального производства, а Иван Акимович сосредоточит свою деятельность в разных отраслях промышленности.

§16 Сергей Акимович Мальцов. Развитие Гусевского стекольного района. Церковь Иоакима и Анны.

В 14-летнем возрасте старший сын Акима и Марии Мальцовых, по традиции принятой в дворянских семьях, был отдан на военную службу.

В 1796 году на престол взошел император Павел I. Сторонник абсолютизма и знаток прусской системы военного дела, Павел регламентировал все мелочи повседневной жизни. При его правлении с военной службы было удалено более 300 генералов и 2 тысяч офицеров. В 1798 году в возрасте 26 лет Сергей Акимович Мальцов уволился в отставку в чине корнета лейб-гвардии конного полка.

Имея от родительницы хорошее содержание, Сергей Акимович, по свидетельству современников, в молодости вел праздный образ жизни, проводя время в шумных компаниях. Безусловно, что такое положение дел не устраивало Марью Васильевну Мальцову. Под влиянием матери Сергей Акимович в 1802 году женился на вдове Анне Сергеевне Мещерской (1780-1820).

По легенде древний род Мещерских происходил от Ширинского князя Бахмета Гуссейновича, обосновавшегося в Мещере еще во времена Владимирской Руси в 1198 году. Его сын Беклемиш принял христианскую веру, получив мирское имя Михаил. До XY века потомки Михаила были удельными князьями Мещерскими. А один из них, Юрий Федорович, отличился в битве с Мамаем на Куликовом поле. Его правнук, с согласия братьев, уступил Мещерское княжество царю Ивану II в обмен на земли, данные им в вотчин.

Анна Сергеевна являлась правнучкой Андрея Артамоновича Матвеева, президента Московской сенаторской конторы, соратника Петра Первого. В первом браке была замужем за сыном уездного предводителя Зубцовского дворянства, премьер-майором Петром Ильичем Ладыженским, который умер в 1801 году. От первого брака Анна Сергеевна имела дочь Александру и сына Сергея Ладыженских.

По линии жены Мальцов породнился с титулованной русской знатью. среди которых были военный министр А.И.Чернышев; канцлер, министр иностранных дел Н.П.Румянцев; сенатор В.И.Мещерский; русский писатель-историк Н.М.Карамзин; жена А.С.Пушкина Н.Н.Гончарова; президент Дворцовой конторы Н.И.Трубецкой и другие.

В Москве Мальцовы приобретают особняк в Хамовнической части Москвы. Малолетним умирает пасынок Сергея Акимовича. В 1811 году несовершеннолетняя падчерица Сергея Мальцова Александра Ладыженская стала единственной наследницей огромного состояния, которое было ей завещано родным дедом И.Ф.Ладыженским. Став распорядителем многотысячного капитала, Мальцов решил заняться предпринимательством. В этом же году Сергей Акимович покупает у брата Ивана Акимовича все фабрики, сосредоточенные во Владимирской губернии. По его примеру серьезно занимается расширением стекольного производства. Особое внимание уделяется Гусевской хрустальной фабрике, где выпускался высокосортный хрусталь.

С конца XYIII до середины XIX века общий рост стекольных заводов происходил с утроенной скоростью, в связи с законом разрешающим помещикам строить в своих деревнях любые предприятия. Мальцовы помимо расширения стекольного производства во Владимирской губернии начинали освоение земель Рязанской губернии.

Касимовский уезд был самым северо-восточным и самым слабо населенным из 12 уездов бывшей Рязанской губернии. Он занимал левую сторону Оки. Под лесами, стоячими водами и болотами в уезде находилось 42% территории. Хлеб в уезд завозился. Распространенными промыслами были: распиловка леса, гонка смолы, плотничество, выделка кожи и т.д. Самыми крупными землевладельцами в уезде были Мальцовы, имели 38 000 десятин земли, в то время как, например, князь Волконский имел 27 500 десятин, Демидов (князь Сан-Донато) - 24 500 десятин, князь Юсупов - 3 000 дес.

В 1811 году С.А.Мальцов в Бутыльской волости Касимовского уезда пускает Курловский стекольный завод. В первое время оборудование и рабочих для составления шихты и варки стекла привозили с Бобровского хрустального завода. Завод вырабатывал оконное полубелое стекло, а также химическую и хозяйственную посуду.

В 1812 году прекратит свое существование Головинский завод, основанный Акимом Мальцовым.

В 1815 году корнет Сергей Акимович Мальцов в Суловской кромине, возле Тюшинского болота основал Перовский завод по изготовлению зеленого стекла. На Перовском заводе было 18 печей и 38 человек рабочих. Материалы для стекла закупались в Московской, Тульской, Владимирской, Казанской, Нижегородской и Рязанской губерниях. Стекло большей частью продавалось в Москве и на Нижегородской ярмарке.

В 1816 году С. А. Мальцов основывает Залесскую стеклянную фабрику на речке Нинур в Касимовском уезде. В 1830-е годы на фабрике работало 34 рабочих, вырабатывавших продукцию на сумму 80 839 рублей. Завод перестал существовать в начале XX века.

Великодворский стекольный завод, основанный Мальцовым в 1816 году, именовался первоначально Дардурским, по названию речки Дардур, близ которого он расположился. Завод был построен в центре Мещеры, в 200 верстах от Москвы и в 105 верстах от Владимира. Строили его крестьяне с Нижней Волги, Оки, из соседних губерний. Крепостных, привезенных с нижней Волги, звали «низовцами». Крестьян обучали ремеслу на Гусевской хрустальной фабрике. На заводе вырабатывали хрустальные рюмки, вазы, зеленое стекло, бутылки, штофы, полуштофы. Продукцию отправляли по гужевым дорогам во Владимир, Рязань, Касимов, по Оке и Волге в Москву, Муром, Нижний Новгород, на Макарьевскую и Ирбитскую ярмарки.

В 1820 году Сергей Мальцов пускает в действие Вязовскую, Воронцовскую и Ущерскую стеклянные фабрики в Рязанской губернии.

Для рабочих Гусевской фабрики Сергей Акимович строит большой каменный храм. В 1816 году церковь Иоакима и Анны была освящена и проведена первая служба.

Деятельность С.А.Мальцева на поприще хрустального производства продолжалась недолго. Из-за болезни жены семья длительное время проводила за границей. В 1820 году умирает Анна Сергеевна, а через три года и сам Мальцев. От брака имел пятерых детей – Ивана (1807-1880), Сергея (1813-1838), Софью (1803-1836), Наталью (1808-1823), Марию (1804-1878). Гусевская хрустальная фабрика с прилежащими заводами и землями была завещана старшему сыну Ивану Сергеевичу Мальцову (1807-1880).

§17 Иван Сергеевич Мальцов – дипломат, первый секретарь «грибоедовской миссии». «Хрустальный король». Начало текстильного производства. Развитие поселка.

В 1807 году в Москве у Сергея Акимовича и Анны Сергеевны Мальцовых родился сын. Статус семьи предполагал хорошее образование и воспитание, поэтому для маленького Вани были выписаны лучшие преподаватели. Кроме точных наук и языка, его учили музыке, изящной словесности, пению, рисованию.

После смерти родителей заботу о пяти осиротевших детях принимает на себя брат покойной Анны Сергеевны - князь Иван Сергеевич Мещерский. Забота о развитии промышленных предприятий, из-за несовершеннолетия наследника, легла на плечи дяди Ивана – Ивана Акимовича Мальцова, владельца Дятьковского хрустального завода.

В 1823 году, после окончания Московского университета, Ивана Сергеевича Мальцова определили в Министерство иностранных дел. Его карьера дипломата началась с записи в послужном списке от 14 апреля 1823 года. «Иван Сергеевич Мальцов, после учиненного ему в комитете Императорского Московского Университета, на основании высочайшего Указа от 6 августа 1809 года испытании в науках, определен в государственную Коллегию Иностранных Дел с причислением к Московскому ее Архиву с чином актуариуса 14 класса». Сослуживцами И.С. Мальцова были С.А.Соболевский, В.Ф. Одоевский, братья Веневитиновы, А.С. Хомяков… всех их называли «архивными юношами», о которых А.С.Пушкин упоминает в седьмой главе «Евгения Онегина»:

… Архивны юноши толпою на Таню чопорно глядят
И про нее между собою неблагосклонно говорят…

В обществе талантливых, остроумных, дерзких молодых архивистов любили бывать А.С.Пушкин, А.Мицкевич, Баратынский. Иван Сергеевич был одним из немногих приглашенных в московский дом Веневитиновых, где А.С.Пушкин впервые прочитал «Бориса Годунова». Впоследствии особо дружеские отношения Мальцова с Пушкиным продолжились.

В 1828 году И.С. Мальцов был назначен первым секретарем русской миссии в Персии, возглавляемую А.С. Грибоедовым.

В декабре 1828 года русская миссия прибыла в Тегеран. Отношения с двором Фет-Али-шаха складывались тяжело. В январе 1829 года, спровоцированная правительством, толпа народа устроила кровавую резню во дворе русского посланника.

Единственным представителем российского посольства, оставшимся в живых, был И.С.Мальцов. После трагических событий Иван Сергеевич был перемещен в Тавриз, где до 1830 года исполнял обязанности генерального консула. За 40 лет непрерывной службы на дипломатическом поприще, Мальцов был отмечен многими отечественными и иностранными орденами и медалями.

Успехи И.С. Мальцова на государственной службе сочетались с активной предпринимательской деятельностью. В 1823 году Иван Сергеевич становится владельцем обширных земельных угодий и ряда стекольных заводов во главе с Гусевской хрустальной фабрикой, которые до 1830 года опекал дядя Иван Акимович Мальцов. Когда в 1830 году И.С.Мальцов приступил к непосредственному управлению делами обширного хозяйства, большая часть его заводов работала в убыток. Был необходим новый взгляд на развитие хрустального производства, а также перспективный план развития новых отраслей.

В 1835 году И.С.Мальцов в качестве советника сопровождает Императора Николая I во время его визита в Прагу, где посещает знаменитые Богемские стекольные заводы.

Иван Сергеевич и Иван Акимович Мальцовы вкладывали значительные денежные суммы на опыты, проводимые для хрустального производства. Впервые на мальцовских заводах было получено рубиновое стекло и выкрашенное медью, урановое стекло.

В 1830-е годы на Гусевском хрустальном заводе была произведена реконструкция стекловаренных и калильных печей. Это привело к уменьшению периода варки стекла, улучшению качества стекломассы, увеличению выработки стеклоизделий и, самое главное, к уменьшению потребности в дровах, так как местные лесные ресурсы были истощены.

С именем Ивана Сергеевича связано участие Гусевской хрустальной фабрики практически во всех художественно-промышленных, выставках, начиная с Первой всероссийской мануфактурной выставки 1829 года. О продукции мальцовских заводов писали: «… мальцовскую посуду можно встретить в любой деревне, в любом трактире. Доступная всем она проникала всюду и характерна по своим целесообразным формам... Мальцовское стекольное производство выросло на русской почве и неразрывно связано с ней как в отношении сбыта, так и в отношении материала, притом оно имело не только местное значение, но и широкое распространение в пределах всей России...»

В начале XIX века началось бурное развитие отечественной хлопчатобумажной промышленности. Дешевые хлопчатобумажные ткани, вытесняя льняные, имели большой спрос на внутреннем рынке. Они привлекали к себе внимание не только потребителей, но и предприимчивых людей, стремящихся вложить свои капиталы в выгодное дело. К началу исследуемого периода в России действовало 240 бумажных мануфактур, на которых было занято 2000 рабочих и производилось более 4 млн. аршин ткани.

Значение Гусевского текстильного комбината в становлении Гусь-Хрустального как промышленного центра очень велико. Более полутора столетий с этим производством была связана жизнь большей части трудоспособного населения города.

В сентябре 1844 года владелец Гусевской хрустальной фабрики, Иван Сергеевич Мальцов подал прошение в Меленковский уездный земский суд о дозволении устроить при Гусевской хрустальной фабрике бумагопрядильню. «В 1840-х годах для владельца завода стало очевидно, что местные условия далеко не могут благоприятствовать земледелию, столь необходимому для прокормления многочисленных крепостных. С другой стороны, хрустально-стеклянное производство, при всем его постепенном расширении, требовало сравнительно незначительное число рук, и потому большая часть жителей должна была оставаться без всяких занятий. Все это, в видах предоставления заработка своим крестьянам, побудило открыть бумагопрядильную фабрику на 23 000 веретен…». В 1846 году было завершено строительство основного корпуса бумагопрядильни.

Необходимо отметить, что И.С. Мальцов ещё до основания Гусевской бумагопрядильни являлся владельцем крупной бумажной мануфактуры. В 1836 году он в товариществе с родным братом С.С. Мальцовым и С.А. Соболевским стали учредителями Сампсониевской бумагопрядильни в С-Петербурге. Продукция Сампсониевской мануфактуры пользовалась большим спросом и была представлена на Всероссийской промышленной выставке 1839 года, по окончании которой «камергер Мальцов и титулярный советник Соболевский в С-Петербурге, за образцы бумажной ткани награждены Большой серебряной медалью». В 1848 году петербургская фабрика сгорела. И.С. Мальцов не стал вкладывать деньги в её восстановление, в 1851 году фабрика была продана. Всё своё внимание Мальцов обращает на развитие Гусевской бумагопрядильни. Рабочие для фабрики были уже готовы. За несколько лет перед этим владелец переселил часть своих крестьян в С-Петербург, на основанную им Сампсониевскую мануфактуру, а в 1846 году этих обученных мастеров и рабочих он перевел обратно «на Гусь».

Бумагопрядильня была оснащена машинами английского производства. Установка данных машин производилась под руководством английского инженера Белли, который впоследствии стал первым директором фабрики. В 1852 году на фабрике работало «посессионных г. Мальцова людей мужского пола 247, женского 476 человек, вольнонаемных мужчин 33, женщин 55. Итого 816 человек обоего пола», которые ставятся знатоками на первом месте русского бумагопрядения».

Получаемая в производстве пряжа перематывалась в муфты (для чего было установлено 68 мотовил) и направлялась на ткацкие фабрики в Москву, Шую, Иваново, Лежнево. Выписка хлопка производилась через Московские торговые конторы из Америки и Англии.

В эти годы правительство принимает решение о разработке и распространению употребления торфа взамен древесного топлива. От внимания И.С.Мальцова не ускользнуло то обстоятельство, что вокруг Гусевской фабрики находятся обширные болота богатые торфяными залежами. В 1848 году «выработано впервые значительное количество торфа в дачах, соседних гусевскому заводу. По испытанию торф оказался очень хорошим для топления паровых машин». Ещё до промышленной разработки торфа Гусевская бумагопрядильня (со дня основания) одна из первых перешла на газовое освещение, добываемое из торфа.

Мальцовы одни первых в России стали использовать энергию пара. Гусевская фабрика полностью приводилась в движение при помощи паровых машин. Благодаря использованию энергии пара на фабрике были механизированы все основные энергоемкие производственные операции. В середине XIX века из шести бумагопрядильных фабрик Владимирской губернии только Гусевская могла работать безостановочно.

С устройством нового производства население поселка увеличилось почти вдвое. Если в 1836 г. здесь проживало 1066 человек, то в 1846 – до 3000.

В связи с возрастающим спросом на пряжу началось расширение производства. В 1853 г. началось строительство двух пристроек к обоим концам основного корпуса здания на 10 000 веретен. Изделия Гусевской бумагопрядильни демонстрировались на Мануфактурных выставках 1849 и 1853 гг. и были отнесены к разряду хороших.

Успешная работа бумагопрядильни создавала излишки товарной пряжи, а это позволило иметь собственное ткачество. «В 1859 году дозволено устроить ткацкую фабрику в имении тайного советника Мальцова в Меленковском уезде». К этому времени для обустройства новой фабрики были выписаны великобританские подданные. С 1860 года здесь началось производство миткаля из бумажной пряжи. Из-за нехватки рабочей силы на фабрику стали нанимать вольнонаемных людей. Число жителей фабричного поселка неуклонно росло.

На Мануфактурной выставке 1865 года от Гусевской фабрики были представлены изделия из пряжи и бумажные ткани в суровье. Комиссия по прядению отнесла их ко второму разряду. На низком качестве выпускаемой продукции сказалось плохое качество сырья. Из-за недостатка американского хлопка (война в США), российские промышленники были вынуждены использовать азиатский хлопок, намного уступающий по качеству американскому. Необходимо отметить, что поставка сырья (хлопка) для Гусевской фабрики являлась одной из важнейших составляющих организации производства.

В 1865 году для переработки получаемых из производства угаров, была построена крутильно-отбельная фабрика для производства чулочной и швейной продукции мощностью в 1800 веретен. На Всероссийской выставке 1870 года продукция Гусевского бумаготкацкого производства получила серебряную медаль.

Частое пребывание в среде передовых представителей русской культуры, определившее на годы круг знакомых и среду, в которую постоянно приглашался Мальцов, не могло не отразиться на его мировоззрение. В портрете Ивана Сергеевича тонко подмечается европейский как внешний, так и внутренний склад образа мыслей, ранее осознание взаимосвязи между личным и общественным богатством. Все это отразилось в социально-благотворительной деятельности И.С. Мальцова.

В 1838 году И.С.Мальцов был отправлен из С-Петербурга курьером в Париж. Посетив по случаю французские стекольные заводы, Мальцов был поражен большими размерами предприятий. На заводах Сен-Гобена работало 2 000 человек, Сен-Луи – 1500, Баккара – 1 125. Мастеровым и их семействам фирма предоставляла квартиру, садик, участок земли для пользования. Такое обустройство фабричных поселков произвело большое впечатление на Мальцова. По образцу западноевропейских (французских) рабочих поселков начинается строительство на «Гусю» добротных каменных домов. В середине XIX века при Гусевской фабрике была открыта больница, на содержание которой ежегодно расходовалась значительная сумма от владельца. Для детей мастеровых предпринимается устройство церковно-приходского училища. Иваном Сергеевичем Мальцовым было завещано строительство ремесленного училища во Владимире, для чего вложено в банк 500 000 рублей.

С пуском бумагопрядильни население при фабриках Мальцова резко возросло. Церковь, построенная в 1816 году, стала тесна для прихожан, поэтому владелец завода выделил крупную сумму денег на пристройку теплой трапезной.

Последние годы жизни, по причине слабого здоровья, Иван Сергеевич постоянно проводил на юге Франции, где образовалась небольшая русская колония. Имея от роду 73 года, 15 ноября 1880 года в Ницце скончался богатейший человек России XIХ века, король русского хрусталя, дипломат, камергер Двора, действительный тайный советник, кавалер почти всех русских орденов и многих иностранных - Иван Сергеевич Мальцов. Был похоронен на кладбище Новодевичьего монастыря, в фамильном склепе.

В послужном списке И.С.Мальцова, находящегося в архиве МИДа, в имущественном положении записаны «родовые и благоприобретенные заводы хрусталя, два стеклянных, бумагопрядильная фабрика», а также
в Судогодском уезде 3699 душ, земли 7155 десятин
в Новгородской губернии 8700 десятин земли
в Симбирской губернии 643 души, 10080 десятин земли
в Москве два дома
в Касимовском уезде Рязанской губернии 1540 душ, 19654 десятин земли
в Смоленской губернии Гжатского уезда 4 стеклянных завода
в Бельском уезде 2615 десятин земли
в Меленковском уезде Владимирской губернии 1160 душ, 336 десятин 2056 сажен земли.
В общей сложности, ему принадлежало 70 383 га земли – это в 22 раза больше, чем территория города Гусь-Хрустальный, или же 1/6 часть всей современной территории Гусь-Хрустального района.

Из-за отсутствия прямых наследников, многомиллионное состояние и ряд промышленных предприятий, в том числе знаменитый Гусевской хрустальный завод, были завещаны племяннику, Юрию Степановичу Нечаеву, сыну Софьи Сергеевны Мальцовой (сестры Ивана Сергеевича) и Степана Дмитриевича Нечаева, ближайшего друга покойного.

§18 Юрий Степанович Нечаев-Мальцов – промышленник, меценат, благотворитель, коллекционер.

В 1828 году Степан Дмитриевич Нечаев (1792-1860) и женился на Софье Сергеевне Мальцовой (1808-1836), урожденной Мальцовой. У Нечаевых было четверо детей: Дмитрий (1829-1910), Софья (1830-1907), Анна (1831-1908), Юрий (1834-1913). Софья Сергеевна Нечаева в возрасте 28 лет она безвременно ушла из жизни. После смерти жены Нечаевы стали проживать в доме на Девичьем поле, который принадлежал И.С.Мальцову (родному брату покойной Софьи Сергеевны).

Юрий Нечаев по окончании Московского университета определился на службу в 1857 году помощником библиотекаря в Московский главный архив Министерства иностранных дел. Затем был переводчиком, вскоре перешел в центральное управление министерства и получил ряд важных командировок в города Западной Европы (Берлин, Париж, Дармштадт и другие). Посетил эти города в качестве курьера с депешами.

В 1880 году его материальное положение резко изменилось. Юрий Степанович становится наследником одного из крупнейших состояний в России, оставленного ему в наследство от дяди – Ивана Сергеевича Мальцова. В 1881 году Юрий Степанович присоединил к своей родословной старинной фамилии родовую фамилию Мальцова и стал миллионером-заводчиком.

В 1884 году С-Петербургская Николаевская детская больница приобрела в нем деятельного почетного члена своего хозяйственного комитета. В 1886 году он стал почетным членом особого отделения ученого комитета по техническому и профессиональному образованию. Во время неурожая 1891 года Юрий Степанович вошел в состав особого комитета, образованного под председательством наследника цесаревича, ныне Государя императора Николая Александровича, для оказания помощи пострадавшим. В 1890-х годах принимал участие в министерстве финансов. В 1889 году был назначен почетным членом мануфактуры и торговли. С 1885 год он состоял членом совета министерства народного просвещения. С 1887 года началась его придворная служба, когда он был пожалован званием камергера. С 1891 год – гофмейстер, с 1907 года – обергофмейстер.

Обладая изящным вкусом, Юрий Степанович не только выдвигал в своей жизни искусство на первое место, но внес многое от него и в то дело, которое давало ему огромные средства – в заводскую выделку хрустальной посуды. Он значительно развил это предприятие и блестяще поставил его, создав в полном смысле этого слова художественное произведение стекла и хрусталя в России. На Гусевской хрустальной фабрике внедряются передовые технологии, новые способы декорирования стеклоизделий – в технике «галле», «миллефиори», «ирризации», «люстр». Также внедряются поточные механизированные линии нанесения алмазной грани и кислотной обработки. Вышеперечисленные усовершенствования - это лишь один из примеров активной предпринимательской деятельности Нечаева-Мальцева, результатами которой явились медали на Всероссийских мануфактурных выставках, международное признание - бронзовая медаль на Всемирной выставке в Чикаго в 1893 году и «Гран-при» на Всемирной выставке в Париже в 1900 году.

В 1909 году на Курловском стекольном заводе уже работала ванная печь системы Гоббэ, на которой велась выработка одновременно двух или трех видов разной посуды.

На Уршельском хрустальном заводе в 1913 году была пущена в ход ванная печь бельгийской системы для непрерывной выработки аптекарской посуды, ламповых труб и дешевых сортов столовой посуды.

Для продажи оконного и технического стекла, вырабатываемых на мальцовских заводах, Юрий Степанович имел три оптово-розничных магазина на Никольской, в Богоявленском переулке, на Ильинке. В июле 1909 года фирма Ю.С. Нечаева-Мальцова впервые открыла на Мясницкой улице в доме Духовной консистории в Москве магазин оптово-розничной торговли столовой посуды и хрусталя.

Несмотря на заслуги Нечаева-Мальцова в деле развития отечественного стеклоделия, подлинную славу он стяжал как меценат и благотворитель.

Наиболее известна меценатская деятельность Юрия Степановича в деле создания Музея изящных искусств, который ныне по праву считается одним из крупных культурных центров России. Без его активного участия Музей был бы не возможен. В 1898 году И. В. Цветаев писал: «Люди колоссальных, или «громовых», как говорится в здешнем купечестве, богатств или лица, известные своею щедростью на приобретение произведений искусств и живописи, в частности, уклонились под тем или иным предлогом от материальной помощи новому Музею…». По сути, Нечаев-Мальцов стал главным и единственным жертвователем Музея, затратив на создание храма искусства более трех миллионов рублей.

За Музей он был награжден двумя высшими орденами – Белого орла и Александра Невского.

К моменту деятельного участия в создании Музея Нечаев-Мальцов, благодаря широкому меценатству, уже был известен в художественных кругах. В обществе поощрения художеств он состоял более 20 лет членом и 15 лет вице- председателем. Являясь вице – председателем этого общества, он издал на свои средства знаменитую мозаику М.В. Ломоносова «Полтавский бой», которая долгое время стояла прислоненная к стене, всеми забытая несколько разрушенная в одном из коридоров Академии. Он финансировал журнал «Художественные сокровища России», редакторами которого были А. Бенуа, А. Прахов. Юрием Степановичем был учрежден ежегодный конкурс его имени среди молодых художников России.

Являясь ревностным почитателем искусства и коллекционером, Нечаев-Мальцов оставил значительный след в жизни многих известных художников, к которым относился с большой симпатией. Он особенно почитал талант В. Васнецова, Г. Семирадского, И. Айвазовского, В. Поленова, И. Крамского, Верещагина, К.Маковского.

Высокие нравственные побуждения, патриотизм, богатая духовная культура русского аристократа нашли реализацию в деле строительства и содействия в создании храмов в России и за границей. Нечаев-Мальцов жертвовал не только на воздвижение высокохудожественных церквей, которое требовало колоссальных затрат. Среди подобных зданий необходимо отметить Георгиевский собор в Гусь-Хрустальном, храм великомученика Дмитрия в имении Полибино Рязанской губернии, Софийская церковь в селе Софьино при Новосельском стекольном заводе Смоленской губернии.

На средства Нечаева- Мальцова построены: богадельня имени И.С. Мальцова в Гусь-Хрустальном по проекту Л.Н. Бенуа и комплекс дворянской богадельни имени С.Д. Нечаева на Шаболовке в Москве по проекту Р.И. Клейна.

Зная о щедрости известного уже в ту пору благотворителя, в разные годы к нему обращались с просьбой о помощи в деле церковного строительства и поддержания той или иной общины. Пожертвования переводились на постройку церквей в Старой Руссе Новгородской губернии, Ковенскую губернию в Поневеже, при Тигодской стекольной фабрике, при владимирском благотворительном обществе и т. д. Денежные средства переводились в Ново-Афонский монастырь, Крестовоздвиженскую пустынь Волынской губернии, Спассо-Преображенскую церковь в Москве, Успенский собор города Владимира, Ризоположенский женский монастырь и Спасо-Евфимиевский монастырь Суздаля, русской православной церкви в Ницце, Владимирское братство в Берлине.

Ю.С. Нечаев-Мальцов был щедрым покровителем целого ряда учебно-благотворительных и больничных учреждений. В 1885 году во Владимире было открыто ремесленное училище им. И.С.Мальцова. По завещанию Ивана Сергеевича Мальцова, который выделил 500 000 рублей на строительство технической школы, Юрий Степанович осуществил замысел покойного, внеся при этом дополнительные средства на усовершенствование данного заведения. По расходам мальцовского ремесленного училища Нечаевым-Мальцовым ежегодно выделялись деньги на персональные стипендии и заработную плату. Только в 1888 году по счетам училища им было выплачено около 400 000 рублей. Несмотря на то, что мальцовское училище было построено во Владимире, дети гусевских мастеров, успешно окончивших курс начальной школы, имели возможность продолжать обучение в этом учебном заведении.

С личных счетов Нечаева-Мальцова Московской и Гусевской конторами оплачивалось содержание училищ при Тигодской, Новосельской, Уршельской, Гусевской, Великодворской, Залесской, Курловской стеклянных и хрустальных фабрик. В общей сложности ежегодно выделялось на жалования, учебные пособия, налоговые сборы и другие нужды свыше 5 000 рублей.

В 1889 году был составлен «План усадьбы Гусевской фабрики действительного статского советника Ю.С.Нечаева-Мальцова». По плану имение Гусь разместилось на площади равной 92 000 десятин. По данным первой Всероссийской переписи населения при Гусевских фабриках проживало 12007 человек.

В октябре 1913 года в С-Петербурге в возрасте 79 лет скончался Юрий Степанович Нечаев-Мальцов.

§19 Гусь-Хрустальный конца XIX – начала XX веков. Просвещение. Здравоохранение. Условия труда, быт.

Просвещение.

В соответствии с Уставом учебных заведений 1804 года в сельской местности стали создавались приходские училища, в том числе в обязательном порядке в имениях. В 1853 году в селе Гусь было построено здание и открыта начальная школа, где детей стали обучать грамоте, чистописанию, закону божьему и счетоводству. Строительство и дальнейшее содержание школы осуществлялось за счет владельцев Гусевской фабрики, поэтому по способу финансирования и форме управления школа в Гусе относилась к общественному (фабрично-заводскому) типу начальной школы и руководство над ним осуществлялось Министерством народного просвещения.

Ряд преобразований с целью улучшения качества преподавания, обновленное Положение о начальных народных училищах 1874 года привели к реорганизации «гусевского» приходского училища и преобразования его в 1875 году в 2-х классное начальное училище Министерства просвещения с трех летним сроком обучения с несколькими параллельными классами: мужскими и женскими.

Первым заведующим училища был Виктор Тихонович Тихонравов, окончивший курс Владимирской духовной семинарии. 1880-е годы преподавателями числились М. Зарудский (выпускник Алферовской учительской семинарии), Н. Нерехтский (выпускник Новиковской учительской семинарии), законоучитель священник А.И. Альбицкий. Попечителем училища был управляющий заводом М.М. Гайдуков.

В 1882 году в училище обучалось 70 мальчиков и 20 девочек. В этом же году курс обучения прошли 7 мальчиков и 10 девочек. От казны, земства и каких-либо общественных организаций школа не имела источников содержания. От владельца завода на содержание и заработную плату ежегодно выделялось около 3 000 рублей. Библиотека школы насчитывала более 2000 учебных пособий. В 1894 году в школе обучалось 500 детей обоего пола.

В 1895 году с благословения владимирского архиепископа Сергия при гусевской церкви Акима и Анны открылась церковно-приходская бесплатная библиотека. Все оборудование, книги, музыкальные инструменты были приобретены на средства владельца Гусевской фабрики. К 1896 году Нечаевым-Мальцовым выделено несколько каменных строений (мальцовских домов) при Гусевской хрустальной фабрике для размещения в них учащихся.

В 1896 году население при Гусевской фабрике составляла 11 000 человек, почти вдвое больше чем в 1885 году. Учебных мест катастрофически не хватало. В 1896 году управляющий фабрикой писал Ю.С. Нечаеву-Мальцову: «Ввиду повторяющего из года в год недостатка мест для желающих учиться в школах на Гусю я прошу … открыть параллельные отделения первого класса как в мужском, так и в женском училищах в учебный 1897-1898 год. Если возможно определить для них место вблизи нового храма».

В 1897 году на Акимановской улице было построено двухэтажное здание женского одно классного министерского училища с 3-х летним курсом обучения. Дети размещались в семи классных комнатах. В школе преподавало семь учительниц, в том числе Е.И. Фигуровская, А. Никольская, М. Лебедева. В 1897 году в школе учились 422 девочки. Из-за недостатка помещений отказано было 30 человекам.

В 1897-98 гг. по проекту архитектора В.А. Покровского близи Георгиевского собора строятся два корпуса мужского двухклассного министерского училища с пятилетним курсом обучения. Содержатся за счет владельца Ю.С. Нечаева-Мальцова. В зданиях насчитывалось десять классных комнат. 650 мальчиков обучало 11 учителей, среди них одна учительница. В мужском училище преподавали - Бочаров Д.С., Казанский А.В.. Алякринский Н.А., Урмаев А.Е., Тихомиров А.Г., Фигуровский А.А., Дьячков Н.И. и другие.

Из-за недостатка мест в начале учебного года для желающих обучаться детей устраивали жеребьевку. Из специального ящика дети вынимали шары, раскрашенных в два цвета. Шар одного цвета соответствовал зачислению в школу, другой – отказу в поступлении. Так в 1898 году было отказано в зачислении в училище 56 мальчикам.

В конце XIX века мужская и женская начальные школы при Гусевской фабрике были отнесены к разряду передовых фабрично-заводских начальных школ.

Наряду с общеобразовательной школой во Владимирской губернии существовала система профессионального образования.

Ю.С. Нечаевым-Мальцовым выделялись специальные стипендии для обучения гусевских детей в Москве и С-Петербурге. В 1892 году среди стипендиатов значились дети врача Вадковского, учителей Тихонравова и Дыниной, священника Альбицкого и др.

Здравоохранение.

До середины XIX века система здравоохранения во Владимирской губернии практически отсутствовала. Благодаря активной деятельности земства медицинское обслуживание населения получило свое развитие. В историю становления здравоохранения большой вклад внесла фабричная медицина. Тяжелые условия труда, эпидемии заразных болезней требовало внимания владельцев Гусевской фабрики к проблемам медицинского обслуживания заводского населения.

До появления первых медицинских пунктов для обслуживания заводского населения в виде аптечек лечением больных занимались местные священнослужители. Из-за недостатка врачебных учреждений (уездные врачи были только в городах, да и то не во всех) по указу Правительствующего Сената 1802 года в духовных училищах стали преподавать врачебные науки. Также Государственной медицинской коллегией составлялись краткие извлечения с описанием самых распространенных болезней и лекарств. Подобные книги составлялись и на местах и распространялись по духовным училищам и приходским церквам.

Необходимо отметить, что церковно-приходские (метрические) книги положили начало медицинской статистике, проводя учет рождаемости, смертности и их причин. Священники проводили оспопрививание, профилактику детской слепоты у младенцев. Медицинская помощь, оказываемая духовенством, была на низком уровне. Высокому уровню смертности способствовали эпидемии тифа, скарлатины, кори, дифтерии, чахотки, оспы, холеры. В 1831 году при посещении родового имения владелец завода Иван Сергеевич Мальцов заболел оспой. Очевидно, что этот факт способствовал строительству инфекционного барака.

По существующему требованию Владимирского губернского правления о необходимости наличия больницы при строительстве фабрики с числом работающих свыше 500 человек, с пуском бумагопрядильни при Гусевской хрустальной фабрике в 1846 году была устроена заводская больница. В 1853 году построено новое каменное двухэтажное здание на 50 кроватей. Владимирские губернские ведомости в 1857 году сообщали: «Учреждение гусевской больницы есть безвозмездное благотворение владельца для мастеровых и крестьян даруемое им по чувству сострадания и попечительности его о них». В 1880-е годы в число больничных зданий вошли два одноэтажных каменных домика (флигеля). В 1908 году из западного флигеля аптеку перенесли в отдельно стоящий дом, а два флигеля соединили с основным корпусом одноэтажными переходами.

Первым врачом гусевской больницы был Герман Шольц, прибывший на фабрику в 1846 году. В начале 1880-х годов в Гусь приезжает врач В.В. Вадковский. После смерти Шольца (1883) в помощь В. Вадковскому приглашен Д.С. Гиммер. В 1880-е годы при гусевской больнице числилось два врача, провизор, два фельдшера, два акушера. Медицинскую помощь получали не только заводские рабочие, но жители окрестных деревень. Все без исключения лекарства отпускались бесплатно.

Ежедневно в больницу обращалось большое количество больных. С 1887 по 1889 гг. больницу посетило около 80 000 человек, выписано более 180 000 рецептов. Только за десять месяцев 1895 года было принято 22 625 человек и выписано 62 547 рецептов. Содержание каждого стационарного больного обходилось по 25 копеек в сутки. Если в 1850-е годы общие расходы на содержание больницы из средств владельца завода составляли 4500 рублей, то в 1880-е годы - 15 000 рублей в год.

В 1883 году при Владимирской губернской земской управе была образована санитарная комиссия. Началась карточная регистрация болезненности населения. Регулярными стали медицинские осмотры, два раза в год – перед Пасхой и после сбора уборки урожая. Для борьбы с эпидемиями (холеры, оспы, брюшного и сыпного тифов, дифтерии) создавались санитарные отряды (врач, фельдшер, дезинфектор). Наиболее распространенными болезнями среди заводских жителей были болезни органов дыхания и пищеварения, а среди жителей деревень – ревматизм и кожные заболевания.

В конце XIX века гусевской больнице работали врачи – Г. Молчанов, В. Вадковский, А. Смирнов, В. Менцель, фельдшера – С. Добровольский, А. Борисов, Н. Гранин, акушерки – В. Менцель, З. Глухова, М. Галкина. Больница расширена до 82 коек с инфекционным бараком. Имелась хорошо оснащенная аптека (провизор Е.Т. Кисловский).

Условия труда.

Быт. Гусевская хрустальная фабрика, возникшая в условиях крепостничества, в своем развитии находилась в прямой связи с общими закономерностями и особенностями развития экономики России. Жесточайшая эксплуатация на частновладельческих мануфактурах была направлена на получение только материальной выгоды. Долгие годы условия труда и быта на мальцовских заводах не были исключением из общего правила. Люди жили в наскоро срубленных избах, некоторые непосредственно при гуте, работали до 16 часов в сутки за ничтожную заработную плату.

Налаживание социального обеспечения и быта рабочих Гусевской фабрики связано с именем Ивана Сергеевича Мальцова. Улучшения социально-экономического положения рабочих продолжались и при Ю.С. Нечаеве-Мальцове.

Образцовый характер мальцовских предприятий неоднократно подчеркивался в ведущих специальных изданиях и материалах Всероссийских промышленных выставок. Давая оценку мальцовским промышленным районам, современники отмечали, что здесь «… нет роскоши и излишеств – нет и нищеты, нет голодовок».

Гусевские рабочие проживали в квартирах заводоуправления. Для мастеров хрустального производства и служащих строились добротные каменные одноэтажные домики, рассчитанные на две семьи. Согласно материалам обследований, к 1897 году в Гусь-Хрустальном использовалось 402 отдельных «мальцовских» дома. Рабочие бумагопрядильной и ткацкой фабрик жили в казармах. Всего казарм было построено 20.

Продолжительность рабочего дня на гусевских производствах была различной. На бумагопрядильно-ткацкой фабрике днем работали «сортировочное, валичное, бердочное, прессовое», механическое отделения. В три смены – «трепальное, приготовительное, прядильное, разматывальное, шлихтовальное, проборное», ткацкое отделения. В каждой смене работали по 6 часов (с 4 до 10-00, 10-00 до 16-00, 16-00 до 22-00).

На Гусевском хрустальном заводе днем работали шлифовня и ремонтный отдел (с 6-00 до 18-00 часов с перерывом на завтрак – ¾ часа и обед – ½ часа, в праздничные дни до 16-00). Сменно работал травильный отдел (с 6 утра до 12 дня, с 12 дня до 6 вечера). В две (иногда три) смены работала гута.

Труд рабочих оплачивался дифференцировано. На бумагопрядильне самая низкая заработная плата была у мотальщиков – 7,9 рублей в месяц, а самой высокой у мюльщиков – 27 рублей в месяц. На хрустальном заводе меньше всех получали отрезчики – 12,28 рублей в месяц, больше всех мастера гуты – 39,18 рублей в месяц.

Всем работающим выдавались расчетные («заборные») книжки, по которым в фабричном магазине выдавались продукты. Также в фабричном магазине можно было рассчитываться наличными деньгами. Всего запасных магазинов и амбаров при фабрике было пять. Через них проходило снабжение рабочих продуктами питания. В 1852 году здесь хранилось 91 443 пуда ржаной муки, 783 четверти крупы, 1 657 четверти овса. Годичная потребность села составляла 12 000 пудов муки, 600 четвертей круп, 1 300 четвертей овса. На Гусевских фабриках натуральная форма оплаты труда была выше денежной, т.е. большая часть зарплаты выдавалась в натурально-продуктовой форме. По воскресеньям население могли посетить базар, где продавались разные товары и припасы, но большей частью хлеб.

В качестве дополнительного подспорья к заработной плате почти у каждой семьи имелся огород, сенокос, корова. На случай падежа или вообще потери скот страховался в местном Гусевском страховом обществе. Проживание в заводских квартирах было бесплатным, плата производилась только за дрова для отопления. Также бесплатным было и посещение бани. В статистических сведениях о быте гусевских рабочих писали: «… владелец предоставляет каждому рабочему, с его семейством, как бы велико оно не было, даровое пользование огородной и луговой землей, больницей и школой. Положение фабричного рабочего на Гусю несравненно лучше, чем фабричных в других местах, часто оторвавшихся от земли и не могших приспособиться к фабричному положению».

Для одиноких и престарелых рабочих на средства Ю.С. Нечаева-Мальцова была построена богадельня. Из личных средств владельца завода выдавалась материальная помощь, назначались пенсии по прошению рабочих и их семей. Материальная помощь в денежном выражении и продуктами питания регулярно выдавалась рабочим мальцовских заводов.

В поселке свободно проживали ремесленники (сапожники, портные и пр.). В отличие от большинства заводских районов на мальцовских заводах пресекалось пьянство. На территории поселка не было питейных заведений и запрещена продажа вина. В дни религиозных праздников устраивались гуляния.

Десятилетиями создававшийся самобытный порядок, благоприятный морально-психологический климат и социальное спокойствие сохранялось до кон. XIX века.

§ 20 Промыслы на территориях вокруг Гусевского хрустального завода.

На обширных территориях вокруг Гусевского хрустального завода активно развивались промыслы, в том числе связанные с деятельностью стекольных заводов.

Рудокопный промысел. Рудокопный промысел возник в Меленковском уезде одновременно с железоделательными заводами, устройство которых относится к I половине XVIII столетия.

В кон. XIX в. в уезде действовало два завода г. Баташева – Гусевской в Гусевской волости и Верхнеунженский в Архангельской волости, Белоключевский завод Федота Петрова в Заколпской волости, Егорьевский завод г. Рыбина в Заколпской волости, Досчатинский завод в Досчатинской волости. Кроме того, на границе Меленковского уезда работали заводы: Колпинский в Муромском уезде – товарищества Московского металлического завода, Выксинский и Кулебакинский в Ардатовском уезде, завод Громова в Касимовском уезде. Несмотря на то, что вышеперечисленные заводы находились за пределами Меленковского уезда, получали из последнего значительное количество руды и рабочих.

В период крепостного права первыми рудокопами были приписанные крестьяне и крестьяне селений, принадлежащих собственникам заводов. От них рудокопание, как промысел, перешел к другим крестьянам Меленковского уезда. В кон. XIX в. в уезде было зарегистрировано 1 840 рудокопов. Добывание руды производилось в основном зимой, осенью и весной. Наем на работу производился следующим образом: рабочий отдавал заводскому приказчику паспорт, а взамен получал 5 рублей задатка и весь необходимый инструмент (лопаты, лом, чугунный клин, чугунную балду, канат, бадью, лес для сруба). Работали артелью в 2-3 и до 6 человек, в зависимости от размера рудника.

В уезде (ныне территории Гусь-Хрустального района) руду добывали в таких местностях как Дмитриево, Борисово, Степаново, Икшево, Черсево, Константиновке (ныне Константиново). Земли крестьян дер. Константиновки были очень богаты рудой. Здесь ежегодно добывалось до 80 000 пуд. руды. Около Черсева из хорошей дудки вынимали до 1 600 пудов руды ( в год до 30 000 пудов), а на землях деревни Дмитриево до 15 000 пудов с дудки. Иногда руду находили на крестьянских надельных землях и тогда крестьяне сдавали её в аренду заводчикам или разрабатывали сами. Таким примером может служить история Черсевских рудников. В селе Черсеве руду открыли в 1880-е годы. Первоначально для добывания руды были приглашены рудокопы с баташевских заводов, затем крестьяне стали сами заниматься добычей руды, а через три года сдали землю в аренду касимовскому заводчику Громову. На Черсевских рудниках жители деревни Потапково, Черсево.

Корчевание пней являлся одним наиболее распространенных промыслов в четырех западных волостях уезда, граничащих с Касимовским уездом Рязанской губернии: Заколпской, Цыкульской, Гусевской и Лавсинской. Этот промысел активно развивался из-за обилия лесов в данной местности. По рассказам жителей с. Черсева вся волость с незапамятных времен занималась гонкой смолы и дегтя. С 1861 года дегтярный и смолокуренный промысел стал сокращаться и к 1880-м годам исчез совсем. Причиной исчезновения данного промысла послужило сокращение и удорожание леса с одной стороны и падение цен на деготь (появление дешевых нефтяных продуктов) с другой. Население было вынуждено заменить смолокуренный промысел на новый отхожий – корчевание пней. Местами отхода данного промысла были заводские центры. Владимирской, Нижегородской, Тверской, Костромской губерний.

Корчевальщики пней или «пеньщики» ходили на работу артелями от 6 до 14 человек. Каждый пеньщик имел свой инструмент – два топора на длинных топорищах, скребок или железную лопатку, деревянную колотушку с железным кольцом, пилу (на всю артель). Пеньщики уходили на заработки (на первую «путину») на Фоминой неделе и работали до Петрова, возвращались домой на сенокос и уборку хлеба. Вторая «путина» продолжалась август, сентябрь. Чистый заработок корчевальщиков пней составлял в среднем 70-80 рублей. Отход мужского населения плохо сказывался на обработке земли и понижении её урожайности. Житель села Окатова Черсевской волости вспоминал: «причина поголовного ухода та, что земля, действительно, от рук отбивается, несмотря на все старания любителей землепашцев. Живем мы кругом в лесах, реках, речушках, болотах, одним словом, по шею в воде; где ни копни заступом, везде вода: и в погребах и подпольях. С такой сырой землей ничего не поделаешь, как ни старайся пахать. Одна надежда бывает на засуху, тогда у нас бывает и хлеб. Зато травы много, и она сама растет – не паши – выгоднее хлеба».

Вязка сучьев. Промысел появился в 1894-95 гг. Вязкой сучьев в Меленковском уезде занимались исключительно в Черсевской волости (деревнях Василево, Захарово, Икшево, Обдихово. Пичугино). Местом отхода были Гусь Мальцовский, Шуйский уезд.

На вязку сучьев уходили одновременно с пеньщиками с Пасхи до Петрова дня и с августа до морозов. Средняя продолжительность работ в год 4 месяца. Вместе с мужским населением на промысел уходили подростки и женщины, поэтому этот промысел быстро развивался. Работа состояла в том, что свежие поруби сучьев собирали в пучки и связывали бечевкой или проволокой. За весенний и летний период промысловики зарабатывали в среднем 6-70 руб.

Добывать торф в Меленковском уезде начали в 1848 году около Гусь Мальцовского в небольшом количестве для нагревания паровых котлов. Чуть позже торф стали добывать на Баташевских заводах. В кон. XIX в. данным отхожим промыслом большей частью занимались жители Архангельской волости. При заводах разработка торфа производилась местными крестьянами. Артели мужчин или женщин от 5-7 человек нанимались от конторы или через подрядчика. Работы начинались с Николы Весеннего и продолжались в среднем 3,5 месяца.

Производство торфяных кирпичей производилась следующим образом. Для размешивания торфа вырывалась квадратная яма. С поверхности торфяного болота снимался мох и растительные остатки. Затем торфяная грязь накладывалась в готовую яму, поливали водой и месили ногами. Руками укладывали полученную массу в формы, из которой с помищью пресса выдавливали готовый кирпич. Артель в 5 мужчин вырабатывала за смену до 5 000 кирпичей, а женщины до 3 000. За 1 000 кирпичей платили 1руб. 30 коп. Расплачивались с торфяниками ежедневно.

Добыванием белой глины для производства огнеупорных кирпичей в уезде занимались, главным образом, в Давыдовской и Крюковской волостях (дд. Прокшино, Васютино, Крюково). Глина добывалась в окрестностях д. Константиново, с. Черсево. На Черсевской общественной земле добычей глины занимались с кон. XVIII в. Места арендовались Баташевскими и Громовским заводами.

Артель состояла из 9 человек. Глину добывали следующим образом. Четыре рабочих резали ножами (вроде тяпок) глину на квадратные куски; один рабочий заступом подрезал эту глину снизу; навальщик накладывал глину в бадью; двое журавлём вытаскивали глину наверх и один рабочий оттаскивал куски глины от отверстия. В день артель могла вынуть до 500 пуд. глины. Работа была очень тяжелой, т.к. в яму просачивалась вода, от чего глина делалась вязкой и липкой и рабочие работали по колено в воде.

Ломкой Известкового камня в уезде занимались жители Бутылицкой и Заколпской волостей. Например, каменоломы Бутылицкой волости ходили на заработки в Пермскую губернию, остальные работали в ковровских каменоломнях.

В Меленковском уезде камень добывали на надельной земле села Георгиевского. Здесь участки земли с камнем делили по душам и разрабатывали артелями по 6-12 человек. Местный известняк шел на постройки, иногда на изготовление памятников. Заработок отхожего каменолома составлял 70-80 руб.

Угольным промыслом в уезде, главным образом, занималось население с. Дмитриевых Гор. В период крепостного права владельцы чугунно-литейных заводов Голицыны и Шепелевы заставляли жителей Шиморской и Досчатинской волостей копать руду, Дмитриево-Горской волости – пережигать лес на угли.Угольщики работали всегда артелями по 200-300 человек. Артели разбивались на партии по 5-6 человек. Процесс работы делился на 5 частей: рубка леса, складирование его в кучи, жжение угля, выламывание угля.

Фабричных рабочих больше всего в Лехтовской, Ляховской, тургеневской, Давыдовской, Драчевской и Архангельской волостях. 70% всех фабричных работали в пределах Меленковского уезда, в частности на фабриках Брандта (г.Меленки) и на Гусевской фабрике Мальцова. Остальные работали Орехово-Зуеве, Иваново-Вознесенске.

Дроворезы. Наибольшее количество лиц, занимающихся резкой дров, проживали в Большегригоровской (22%), Мошенской (14%), Тучковской (10%), Ягодинской (28%) волостях. Отход ограничивался территорией Владимирской губернии.

Бондарскими работами, в большей мере, заняты жители Авдотьинской волости (70%), которая изобиловала древесным материалом (еловым) и его дешевизной. Бондари работали исключительно своей семьей, т.е. данный промысел наследственный. Разделения труда у бондарей не было, каждый работник делал вещь от начала до конца, но определенного вида – ушаты, лохани, кадушки, шайки, ведерки. Бондарским промыслом занимались без отрыва от земледелия.Никаких особых приспособлений для промысла не требовалось. Нужно было иметь лишь топор, ножик, скобель, уторило для дна, пилы, рубанок, струганок и размер. Один рабочий в день изготавливал 1 кадушку или 2-3 ведра, или 2 лохани. Сбывали продукцию на владимирском рынке непосредственно потребителям, но большей частью скупали барышники (перекупщики). За сезон (4 месяца) один бондарь зарабатывал в среднем 70-80 руб.

Ручное ткачество мешочного полотна было распространено в Воскресенской и Больше-Григоровской волостях, а ручным ткачеством нанки (белыми и кубовыми полосами) и однозубки (тика) занимались в Ягодинской волости – в д. Чернятине и с. Пустошах. Данный промысел составляет исключительное занятие взрослого женского населения (преимущественно девиц до замужества). Такой состав рабочих объяснялся тем, что заработок шел на сбор приданого. Но в кон. XIX в. производство нанки стало вытесняться бумаго-ткацким производством. В большей мере стали вырабатывать тик.

Шлифовальщики, позолотчики и красильщики стеклянной посуды. В данном случае рассматривается категория рабочих, которая не принадлежала к заводским рабочим и работала дома (иногда независимо от завода). Независимо от владельца завода работало небольшое количество промысловиков, которые на свой риск покупали полуфабрикаты, в домашних условиях обрабатывали посуду и сами её реализовывали. Большая часть шлифовщиков работали на хозяина. Работу выполняли два мастера – один начинал шлифовку, другой отделывал начисто. Шлифование стеклянной посуды было распространено в Бережсковской, Мошенской, Тучковской, Ягодинской волостях (близ стекольных заводов). Среднемесячный заработок составлял 8,5 руб. (сдельная оплата труда). Отход ограничивался территорией Владимирской губернии. Позолота и окраска посуды чаще встречалась в Бережковской и Мошенской волостях. Среднемесячный заработок 8-12 руб., иногда и 25 руб.

§21 Становлении архитектурного облика Гусь-Хрустального.

Неоспорим вклад Мальцовых в становление Гусь-Хрустального – старейшего центра отечественного стеклоделия. Благодаря их деятельности Гусь-Хрустальный стал одним из немногих провинциальных центров России, имеющий самобытный архитектурный облик. Все здания сооружались по заказам и на личные средства нескольких поколений Мальцовых. Ряд объектов были построены по проектам известных архитекторов. Продуманное размещение промышленной, жилой и социальной зон носило прогрессивный и новаторский характер. В результате был создан уникальный градостроительный ансамбль промышленного поселения.

Старейший центр отечественного стеклоделия сформировался из обычного фабрично-заводского поселения с владельческой усадьбой и стекольным производством, возникшего здесь во второй половине XYIII века. Небольшая промышленная усадьба состояла гуты, гончарни, разводной мельницы, сараев для материалов и товаров, избы для выделки ящиков, жилых изб для мастеровых и их семей, хлебного амбара, конного и скотного дворов, дома владельца и конторы.

На левом берегу речки Гусь расположилась самая древняя часть поселения и основные промышленные предприятия. Градообразующим предприятием является, основанный А.В. Мальцовым в 1756 году хрустальный завод, но в 1846-1887 гг. на окраинах поселка появляются корпуса крупной хлопчатобумажной промышленности.

С 1811 года Гусевской хрустальной фабрикой владел Сергей Акимович Мальцов. Его усилиями уже в 1816 году Гусевский завод считался лучшим среди 16 хрустальных и стекольных предприятий Владимирской губернии. При С.А. Мальцове сформировался центр левобережной части поселения с каменной церковью Иоакима и Анны. Перед храмом (с северной стороны) образовалась торговая площадь, где два раза в год проходили ярмарки (Троицкая – летом, и на праздник Иоакима и Анны – осенью). Рядом с церковью расположились деревянные дома причта. За юго-восточной границей села находилось кладбище с деревянной часовней на речке Варварке. По преданию в 1765 году у слияния речки Гусь и безымянной речки явилась икона Варвары Великомученицы. В 1882-85гг. вместо деревянной часовни была построена каменная изящной архитектуры. До середины XIX века на территории усадьбы преобладала жилая крестьянская застройка.

Первый и наиболее продолжительный период активной строительной деятельности в Гусе приходится на период с 1823 по 1880 гг. Для повышения интенсивности хозяйствования И.С. Мальцов в 1840-1850-е годы создал огромный текстильный комплекс. Промышленная зона вместе с сопутствующей жилой застройкой охватила довольно обширную территорию на обоих берегах реки. Согласно указу 1830 года, селения – казенные и помещичьи – должны были застраиваться либо по «особенным», составленным специально для них планам, либо по одному из «примерных планов». Сближение градостроительных норм планировки городской и сельской застройки, «возвышало сельскую архитектуру до уровня городской». В соответствии с прогрессивными тенденциями времени деревянная жилая застройка прифабричного села стала однотипной и надолго приняла регулярный характер. Расположение правильной сетки кварталов было определено направлением двух главных улиц села – Акиманской и перпендикулярной ей - Первой Ивановской. Центр села сформировался к западу от их пересечения, между усадьбой владельца и хрустальным заводом.

В 1846 году параллельно церкви, ниже по течению речки Гусь, была построена 4-х этажная бумагопрядильня. В 1856 году к зданию с северной стороны была пристроена 16-метровая технологическая башня, которая стала второй вертикалью в панораме села наряду с колокольней церкви Акима и Анны. В 1860-м году к существующему корпусу бумагопрядильни с западной стороны было пристроено 2-х этажное здание под ткацкую фабрику.

Огромную роль в формировании общественного центра Гусь-Хрустального сыграли торговые ряды. В 1853 году при фабриках И.С. Мальцова был построен «магазинный дом галантерейных мануфактур и съестных припасов», обслуживающих рабочих Гусевских фабрик. С западной стороны от него стоял деревянный весовой павильон (важня) для хранения мер и весов (не сохранился). Помимо «магазинного дома», при фабрике было ещё четыре амбара: деревянный двух этажный для хлеба, каменный двух этажный для хранения поташа и других материалов, два деревянных двух этажных для хранения запасного зернового хлеба.

Ближе к плотине находилось двухэтажное каменное здание главной конторы. Первое упоминание о Гусевской конторе встречается во «Владимирских губернских ведомостях» за 1857 год в описании хрустального завода И.С. Мальцова: «Главная Гусевская контора, каменное двухэтажное здание… при конторе же в особой кладовой сохраняются наличные денежные суммы». За конторой расположился дом управляющего - двухэтажный, с каменным низом и деревянным верхом, с высоким крыльцом и колоннами (утрачен в 1963).

Активная застройка левого берега реки Гусь, концентрация зданий, обеспечивающих жизнедеятельность фабричного поселка, повлекла за собой мероприятия по пожарной безопасности. В середине XIX века рядом с плотиной возведено каменное пожарное депо с каланчей (не сохранилось).

В 1846-53 гг. на северо-восточном краю поселка, при выезде в сторону Владимира возведена заводская больница - каменное двухэтажное здание с двумя одноэтажными каменными флигелями по сторонам главного корпуса.

Плотина, устроенная на речке Гусь в 1851 году, соединила левобережную и правобережную части усадьбы при Гусевских фабриках. Сооружение плотины длиною в 500 аршин позволило предохранять от затопления водой низменных мест побережья речки Гусь и создать искусственный водоем для хранения и регулирования запасов воды. Ниже плотины русло реки превратили в канал с берегами, укрепленными деревянными конструкциями.

Значительное расширение производства, рост количества жителей при Гусевских фабриках вызвало быстрое строительство и концентрацию рабочих жилищ. Если в начале 1880-х годов в селе проживало 3 282 жителя, то в 1886 году – 8 000. в 1890 году Гусь-Хрустальный занимал семнадцатое место по численности населения среди городов и населенных пунктов европейской части России.

Массовое строительство каменного жилья для рабочих связано с именем одного из последних владельцев Гусевских фабрик – Юрия Степановича Нечаева-Мальцова. Жилье для рабочих строилось по двум типам – усадебному и казарменному. К усадебному типу относятся знаменитые «мальцовские» домики. За 1880-1913 гг. одноэтажных кирпичных домов было построено около 400. К началу XX века полностью закончилось возведение казарм для рабочих, которые расположились в непосредственной близости от текстильного производства. Всего было построено 20 казарм, в том числе девять кирпичных, имевших собственные имена – Золотая, Степочкина, Питерская, Вдовья, Генеральская, Светличка, Пьяная, Большая.

К началу XX века правобережная часть усадьбы состояла из нескольких участков жилой застройки.

В 1856 году на правом берегу р. Гусь напротив центра селения был построен крутильный корпус текстильного производства. Рядом с ним появляются улицы: Слобода против крутильни, Первая каменная слобода, Вторая каменная слобода, Слобода у канавы, Слобода у реки, Первая Юрьевская, Вторая Юрьевская.

«Задунайский» участок состоял из улиц Плевненской, Шипкинской и Слободы за Дунаем. Основанием для названий данных улиц явилась русско-турецкая война 1877-1878 годов. С Гусевских фабрик призывались на войну в мастеровые и рабочие. В память о погибших, победы России в этой компании, вновь образованные улицы назвали в честь главных побежденных преград – реки Дунай, крепости Плевна и Шипка.

Самым значительным сооружением правобережной части поселка стал Георгиевский собор (1892-1903), построенный по проекту известного русского архитектора Леонтия Николаевича Бенуа. Вертикаль шатровой колокольни храма определила направление улицы Вокзальной, застроенной в начале XX века деревянными однотипными двухэтажными домами для работников вокзала.

По проекту Л.Н. Бенуа в 1897 году напротив собора была построена богадельня. Представляла собой одноэтажную постройку с аркадой в центре и высокой, как у терема крышей, увенчанной главкой. Композиция фасада близко повторяла решение бокового нефа Георгиевской церкви.

В 1892-1901 годах по проекту Л.Н.Бенуа с западной стороны от Георгиевского собора было построено четыре дома для причта.

В 1897-98 годах вблизи от собора по проекту В.А. Покровского было построено два здания мужского училища. Два симметричных корпуса зданий наподобие пропилей оформили въезд на центральную улицу. Постройка данного сооружения удачно завершила церковно-архитектурный ансамбль вокруг Георгиевского собора.

Вокруг собора продолжается строительство «мальцовских» домиков. Появляются новые улицы – Первая и Вторая Софийская, Натальинская, Первая Анненская, Стефановская и другие.

При Ю.С. Нечаеве-Мальцове практически весь одноэтажный деревянный жилой фонд заменили каменные постройки. Рабочий поселок, занявший обширную территорию на двух берегах реки Гусь, приобрел ярко выраженные композиционные центры: административно-хозяйственный (на левом берегу) и общественный с церковными зданиями (на правом берегу).

В начале XX века в непосредственной близости от фабрики были построены два небольших двухэтажных дома для специалистов текстильного производства и дом директора фабрики, выделенный из общего числа нарядным фасадным декором. Комплекс зданий хрустального завода пополнился рисовальней.

Формирование планировочной структуры промышленного поселения при Гусевских фабриках в целом завершилась к концу XIX века. История развития Гусь-Хрустального свидетельствует о целенаправленном и организованном подходе к созданию промышленного города, равного по уровню социально-экономического развития европейским городам своего времени. Интересна динамика нарастания новых функций и их несомненно передовое качество: плотность и непрерывность строительного процесса, когда потребности производства и обслуживающего населения удовлетворяются сразу после их возникновения, а иногда – и заранее. Наличие в фабричных центрах таких элементов структуры, как комплекс нескольких предприятий, образующих сложную промышленную зону, разветвленная система общественного центра, крупная зона жилой застройки, сложная сеть транспортных путей – все это приближало сельское население к городу.

Старые названия улиц Гусь-Хрустального Акиманская (Большая) – Интернациональная
Первая Ивановская – часть улицы Калинина (от пересечения улицы Карла Маркса до плотины)
Вторая Ивановская – Люксенбургская
Бахметьевская – Октябрьская
Кунешовская – Карла Маркса
Сергиевская – Каляевская
Петербургская слобода – Прядильная
Ткацкая (Слобода против фабрики) – Рудницкой
Задунайская (Слобода за Дунаем) – Первомайская
Шипкинская – Ленская
Плевненская – Чернышевского
Первая Васильевская (Слобода против крутильни) – Старых большевиков
Вторая Васильевская (Первая каменная слобода) – Ленина
Стефановская (Вторая каменная слобода) – Гоголя
Первая Дмитриевская – Кирова
Вторая Дмитриевская – Урицкого
Таганская (Таганская слобода) – Володарского
Первая Юрьевская – часть улицы Калинина 9от плотины до Георгиевского собора)
Вторая Юрьевская – Белинского
Мариинская – Луначарского
Первая Аненнская (Священническая) – Писарева
Вторая Аненнская - Плеханова
Первая Софийская – Добролюбова
Вторая Софийская – Радищева
Натальинская – Кравчинского

§22 Особенности Гусевской школы художественного стекла.

Гусевской хрустальный завод – старейшее предприятие страны, который в общем русле художественного стекла представляет собой особую школу. Эта школа имеет свою историю, свое художественное лицо, отмеченное преобладаем богатой цветовой гаммы и устойчивой склонностью к традиционным способам декорирования изделия. Традиционность, опора на культурное наследие прошлого является главной особенностью гусевского производства. Завод с момента своего образования являлся типично русским предприятием, имевшем исключительно русские кадры и работавшем на отечественном сырье и топливе. Исторической традицией с момента основания до наших дней стала широкая адресная направленность продукции: от самых демократических слоев населения до высших аристократических кругов. Это обеспечивается благодаря широкому ассортименту выпускаемой продукции, способной удовлетворить самый взыскательный вкус, отличному качеству материала и высокой исполнительской культуре. Другим проявлением традиции гусевского производства является способность быстро откликаться на все веяния времени, важнейшие технологические достижения в области стеклоделия и новейшие тенденции в плане стилистики, моды и дизайна. Все это прослеживается на примере заводских образцов, начиная с середины XVIII века, до современности, собранных в Музее Хрусталя. Кроме того, под влиянием богемских, австрийских, английских и французских образцов на заводе создавались прекрасные произведения, никогда не копирующие слепо, но отмеченные национальным своеобразием, а зачастую и превосходящие их по технике исполнения. (Что касается стилистики, то здесь присутствуют все ведущие стили и течения, начиная с середины XVIII столетия: барокко, классицизм, ампир, бидермайер, «восточный» и национальный стили, модерн, «агитационный» стиль, монументализм, функционализм и пластика в стекле.)

Все эти традиции производства бережно хранятся на заводе и по сей день. Важной особенностью гусевского завода является преемственность поколений с присущим стремлением использовать накопленные веками приемы и возможности народного русского стеклоделия. На протяжении всей истории завода на нем работали целые династии стеклоделов, из поколение в поколение передававших свое мастерство и богатый опыт. Знаменитыми стали династии Зубановых и Травкиных. Максим Зубанов стал автором «сюжетного» алмазного рисунка из трав, цветов и перистых завитков, получившего название «светлое растение». Традиции «сюжетной» грани, ведущей свое начало со второй половины XIX столетия, сохраняются и по сей день как в изделиях серийного производства, так и в уникальных авторских произведениях. Сюжетная грань в отличие от общеизвестной, построенной на сочетании геометрических орнаментов, выполнялась по мотиву какого-то конкретного растения, цветка, поэтому и получила такое название. Современные рисунки граней отличаются лаконичностью, введением изобразительных мотивов. Они выражают национальный характер изделий на современном языке декора. Нельзя сказать, что «сюжетная» грань не используется в изделиях других производств. Скорее, она представляет собой специфичную черту, характерную для произведений русских, и в частности, гусевских художников. Подобный декоративный прием практически не встречается в зарубежном стекле. Особенность гусевских изделий - в приверженности к растительному узору и поэтичности трактовки рисунка.

Представители другой легендарной династии – Травкины – вошли в истории как создатели знаменитых гравированных композиций на стекле, берущих истоки в русской барочной гравировке XVIII века и продолжившейся в тонких поэтичных гравировках произведений Е.Рогова, передающих мягкое очарование русской природы. Говоря о Гусевской художественной школе, нельзя не говорить о художниках, работающих над разработкой образцов серийного производства, составляющих «фирменное лицо завода», и уникальных авторских произведений. В работах А. Курилова гравированные сюжеты перекликаются с традициями русской народной и станковой гравюры. Скульптурные произведения В.Муратова соединили в себе богатые традиции народного гутного стекла с профессионализмом художника. Многочисленные рисунки алмазного гранения, созданные В. Корнеевым за долгие годы работы на заводе, отмечены масштабностью и четкостью, свойственной как профессиональному, так и народному искусству, и стали классикой современного стеклоделия. Изящные легкие росписи на стекле художницы А.Корнеевой словно берут свои истоки в утонченных орнаментах эпохи модерна. Произведения С. Зайцева и О.Козловой, выполненные в жанре пластики, привлекают продуманной формой, пластической выразительностью, философским смыслом. Каждая такая работа создает духовный контакт со зрителем, как любое истинно русское по духу произведение, ибо русское искусство, как общеизвестно, на протяжении всей своей истории отличалось особой одухотворенностью, способностью выражать в одном, даже предельно лаконичном образе, огромный мир чувств и представлений.

Все упомянутые традиции прошлого художники не заимствуют, а чутко прислушиваясь к ним, тонко увязывая их с принципами современности. В авторских произведениях, выпускаемых малыми сериями, а также в дизайнерских разработках акцент ставится не сколько на новаторские решения, сколько на выявление красоты материала через пластику формы и превосходное мастерство исполнения. В наше механизированное время продукция Гусевского хрустального завода покоряет эстетической ценностью, рукотворности и индивидуальности каждого изделия. Бесконечное разнообразие выпускаемых видов отмечены неизменным изысканным вкусом.

Глава 4. «Гусь-Хрустальный в XX и в начале XXI века.

§23 Революционные события в Гусь-Хрустальном в конце XIX - начале XX века. Гусевская стачка 1898 года.

Следствием промышленного переворота, широко развернувшегося в пореформенный период, явилось развитие капиталистических отношений в России. На смену мануфактурному производству пришли предприятия, которые с полным правом можно назвать капиталистической фабрикой. Появились новые классы - промышленников и рабочих. Отсутствие законодательной базы в сфере урегулирования трудовых отношений сказались на социальной активности рабочих в борьбе за улучшение своего экономического положения.

В 1886 году был принят закон «О найме рабочих на фабрики, заводы и мануфактуры и о взаимных отношениях фабрикантов и рабочих». Исполнению закона, в корне менявшего сложившийся за десятилетия строй фабричных отношений, сильно противодействовали владельцы предприятий. Были недовольны и рабочие, считая, что закон отражал только интересы фабрикантов.

В конце XIX века в условиях экономического роста, Владимирская губерния оставалась одной из самых развитых промышленных районов России. По данным правительственной статистики, в 1885 году во Владимирском фабричном округе насчитывалось 4 065 промышленных заведений. Главное место в промышленности губернии занимало текстильное производство. А по уровню развития хлопчатобумажной отрасли текстильной промышленности второе место в стране. Большое развитие во Владимирской губернии получило стекольное производство, по объему выпускаемой продукции стекольная промышленность губернии занимала первое место в России.

Несмотря на достижения в развитии промышленности края, опубликованные сведения о положении рабочих показали грустную картину. На фабриках и заводах Владимирской губернии продолжительность рабочего дня составляла 12 часов. Отмечалась низкая оплата труда, большое число безграмотных, неудовлетворительные условия жизни, плохое медицинское обслуживание. На Гусевских заводах тоже были актуальны вопросы заработной платы, штрафных санкций, увольнений, хотя на фоне всеобщего ухудшающего положения фабричных людей Гусь-Хрустальный всё же был представлен в наилучшем свете. В Гусь-Хрустальном решались проблемы улучшения условий труда и быта рабочих, путем строительства жилья, медицинских и образовательных учреждений, увеличения запасных хлебных магазинов.

В конце 1886 года по Владимирской губернии прошли волнения и забастовки, которые не обошли стороной и Гусь-Хрустальный. Падение эффективности и прибыльности производства сказались на непопулярных мерах предпринятых правлением Гусевской конторы. Продолжительность рабочего дня увеличилась с 7 до 9 часов у хрустальщиков и до 12 часов у ткачей и прядильщиков, сократились расценки оплаты труда, что повлекло за собой уменьшение заработной платы, сократилось число праздничных дней. Увеличилась численность малолетних работников. Как и большинство пролетариев крупных промышленных центров гусевские рабочие не могли мириться с подобным существованием.

Другим немаловажным фактором самоуправства управляющих на Гусевских фабриках была удаленность, практически изолированность Гусь-Хрустального от промышленных центров. Гусь-Хрустальный в 90-х годах XIX столетия был одним из самых удаленных рабочих поселков Владимирской губернии, населенный бывшими крепостными рабочими мальцовских заводов. Железная дорога еще не была проведена, основным видом транспорта был гужевой.

По сути, заводская администрация была единственным начальством, которое устанавливало свои правила. Например, запрещалось принимать на ночлег родных и знакомых без разрешения администрации, шуметь, играть на гармонике, петь, плясать. Все это разрешалось делать только в праздничные дни после окончания церковной службы до 10 часов вечера. Разогревание самовара разрешалось с 5 часов утра до 8 часов вечера. За исполнением правил строго следили сторожа. В качестве наказания использовались денежные штрафы с удержанием из зарплаты: за самовольную отлучку с работы, шалость и баловство во время работы, за нарушение тишины, за появление на работе в пьяном виде. Всего было 153 вида нарушений, каждое из которых грозило вычетом до 1 рубля, а самая большая зарплата была не выше 5 рублей. Запрещена была частная торговля. Для удовлетворения потребностей населения существовала фабричная лавка, в которой цены были выше, чем на базаре. Все рабочие семьи вынуждены были брать продукты в фабричной лавке в долг под зарплату.

Заводчику принадлежали не только предприятия, но и земля, жилье, магазины и даже кладбище. Ближайший урядник находился от Гуся в 25 верстах, а пристав – в 45 верстах. В одном из отчетов губернский фабричный инспектор Свирский отмечал, что в Гусе: «Все обыденные многосложные функции административного и служебного характера по отношению к двенадцатитысячному населению исполняются фабричною конторою по прямой преемственности с эпохи крепостного права…».

Большая часть взрослого населения, более 4,5 тысяч человек, трудилось в текстильном производстве, на хрустальном производстве было занято 670 рабочих. Недаром в народе говорили: «Текстиль Гусю дает прибыль, а хрусталь - славу».

Рабочие с надеждой ожидали обещанного царским правительством закона о сокращении продолжительности рабочего дня. Этот закон был введен в Гусь-Хрустальном 1-го января 1898 года. Но, введение закона, вслед за сокращением рабочего дня до 10 часов 30 минут, повлекло за собой очередное уменьшение заработной платы. Это послужило причиной первой Гусевской рабочей стачки в феврале-марте 1898г. Стачка началась с волнений среди рабочих текстильной фабрики 23 февраля 1898 года, когда 4600 рабочих ткацкой и прядильной фабрик бросили работу и остановили паровую машину. В конце февраля владелец Гусевских фабрик Ю.С. Нечаев-Мальцов получил тревожную телеграмму о волнениях рабочих: «…разгрома фабрик пока не было, но работать не идут и расчета не берут…»

Для наведения порядка в Гусь из Владимира были присланы жандармы и 500 солдат. Рабочих-активистов стачечного комитета арестовали. Участвовать в переговорах с бастующими рабочими приехал даже сам вице-губернатор Урусов. Рабочие, кроме повышения заработной платы требовали освобождения своих арестованных товарищей. Урусов ответил отказом, тогда рабочие всей своей массой двинулись к пожарному сараю, где содержали арестованных. Вице-губернатор приказал солдатам очистить площадь. Солдаты двинулись на толпу, но рабочие – мужчины, женщины, не испугались, а стали отбирать у солдат винтовки. Чтобы не вызвать кровопролития Урусов приказал солдатам отступить. Толпа снова собралась у дома управляющего. В этот же день он послал во Владимир телеграмму с требованием прислать в Гусь из Москвы сотню конных казаков, которые прибыли в Гусь ночью 2 марта 1898 г. Рабочим перестали выдавать в фабричной лавке продукты, начался голод и стачка была сломлена. С 6 марта работа на фабриках была возобновлена. Рабочие не добились уступок ни по одному из своих требований. Несколько сотен рабочих были уволены с предприятий.

Следует отметить, что рабочие хрустального завода («хрустали») в этой стачке не участвовали. А вся забастовка проходила без бунта и погромов. Помощник пристава Маклаков отмечал, что 4 тысячи человек, оставаясь две недели без дела, вели себя мирно и на фабрике не было разбито ни одного стекла.

Батальон солдат оставался в Гусе до 11 марта, а казаки были возвращены в Москву в апреле 1898 года. Именно со времени окончания первой забастовки рабочих – ткачей в Гусе появилась своя полиция – полицейский пристав, два старших и один младший городовой, десять конных полицейских урядников.

§24. Наш земляк - С.С. Корсаков – ученый, мыслитель, психиатр и гуманист.

В начале 19 века, непосредственно на самой фабричной усадьбе, на левом берегу Гусевского озера был построен новый дом, в народе прозванный «хозяйским».

Дом стоял на улице Первой Ивановской (ныне ул. Калинина) напротив торговых рядов. Это был двухэтажный дом с кирпичным первым этажом и деревянным верхом. Дом имел богатое внутреннее убранство, с высоким входным крыльцом, обрамленным стройными колоннами. Вокруг дома был разбит сад и цветочные клумбы. Внутри дома размещалась просторная приемная, два кабинета с выходом в парк через балюстрадную двухэтажную террасу. Внутри дома размещался большой камин, украшенный цветным мрамором и гжельскими изразцами. Пол был покрыт узорным паркетом. В переходах были зеркальные галереи и хрустальные переборки.

Дом был выстроен для Мальцовых, но кроме хозяев в доме жили управляющие со своими семьями.

Управляющие по доверению хозяев были главными фигурами, которым подчинялось все производство, весь жизненный уклад. Все административные, хозяйственные и судебные функции принадлежали им.

Одним из первых управляющих был Евгений Алексеевич Корсаков – касимовский купец 2 гильдии, награжденный за службу золотой медалью. После его смерти управляющим стал его племянник Сергей Григорьевич Корсаков – выпускник Московской практической коммерческой академии. Именно в эти годы, при непосредственном его участии, как человека отвечающего за все положение на фабриках и в Гусе происходят большие перемены в социальной сфере: строятся корпуса больницы и аптеки, открывается начальное училище для детей рабочих. С именем С.Г. Корсакова связано открытие Уршельского хрустального завода в 1858году. В его семье родилось трое детей: Николай, Сергей и Мария. Сергей родился 22 января 1854 г.

Вместе с братом Николаем обучался у гувернера Баркова Василия Васильевича, который был семинаристом и готовился к поступлению в университет. После прохождения обучения и по достижению лет оба сына Корсакова – Сергей и Николай сразу поступают во 2 класс Московской гимназии. 18 июня 1870 года Сергей Корсаков окончил гимназию с золотой медалью и 29 июля поступил на медицинский факультет Московского университета. Медицину он изучал под руководством выдающихся русских ученых-медиков А.И. Бабухина, Г.А. Захарьина. Талантливый ученый, невропатолог А.Я. Кожевников – был его непосредственным учителем в области невропатологии и психиатрии.

Сергей Сергеевич блестяще окончил курс медицинского факультета при Московском университете в 1875 году. 12 мая 1887г. он получил степень доктора медицины, представив в качестве диссертации работу на тему «Об алкогольном параличе». С 1892года Сергей Сергеевич состоял профессором психиатрии при Московском университете и 1 января 1893 года, за достижения в научной деятельности, его награждают орденом Святого Станислава 2-й степени. В этом же году Сергей Сергеевич опубликовал свой всемирно известный, переведенный на многие языки мира, университетский учебник «Курс психиатрии».

С 1899 г. Корсаков утвержден на должность директора психиатрической клиники и часто выезжает за границу, знакомясь с опытом работы и постановкой психиатрического лечения в Западной Европе. В Париже он встретился со знаменитым психиатром Жаном Маньяном, дружбу с которым сохранил до конца жизни.

Созданная Сергеем Сергеевичем Корсаковым русская школа психиатрии определила пути развития отечественной психиатрии на долгие годы вперед и утвердила её мировое значение. Все свои сбережения Корсаков передавал на нужды больных своей клиники, всячески помогая им трудоустроиться после лечения, поэтому в высших московских кругах того времени слыл «бессребреником». Умер Сергей Сергеевич Корсаков 14 мая 1900 года в Москве. Всю свою жизнь он бескорыстно служил науке и Отечеству и дал основание современникам назвать себя «нравственным гением поколения». На его памятнике начертано: «Ученый, мыслитель, психиатр и гуманист» 1854-1900 гг.

С 1938 года клиника психиатрии Московской медицинской академии носит имя С.С. Корсакова.

В 1917 г. дом, где родился С.С. Корсаков был превращен в штаб революции и его стали называть «Домом коммуны». Позже в доме размещался городской комитет партии, городской комитет комсомола, городская библиотека, редакция газеты «Ленинское знамя» и районные организации. Здание сгорело 28 февраля 1963 г. На этом месте сейчас расположен городской сквер и памятный обелиск с портретом С.С. Корсакова.

§25. Гусь-Хрустальный в начале 20 в. Гусевская организация РСДРП. Граф П.Н. Игнатьев и Гусевская гимназия.

В 1900 году фабричный поселок Гусь был соединен узкоколейной железной дорогой с Владимиром и Рязанской губернией и получил наименование «местечко Гусь-Хрустальный». Продукция Гусевского Хрустального завода получила на Всемирной выставке в Париже высшую награду – Гран-при.

Забастовка 1898 года, хоть и не дала облегчения жизни простого народа, зато показала силу объединенных выступлений рабочих в борьбе за свои права. В этих условиях количество подпольных революционных кружков в рабочей среде возросло, несмотря на многочисленные обыски и аресты, которые устраивал начальник Гусевской полиции - полицейский пристав Г.Ф. Ерунов, используя доносы тайных осведомителей. В конце июля 1902 года были арестованы и препровождены во Владимирскую тюрьму многие участники тайных революционных кружков, в том числе и их руководители – рабочие: Л.Н. Львицын и И.В. Деев. Они оба, не выдержав тюремных испытаний заболели и умерли, остальные рабочие через полгода тюрьмы были отпущены.

В то время управляющим гусевскими фабриками был назначен П.П. Титов. Так же как и прежний управляющий М.М. Гайдуков он обращался с рабочими очень грубо, за малейшие нарушения карал большими штрафами или выселял рабочего со всей семьей «за шлагбаум». Рабочие ненавидели Титова и долгое время боролись за то, чтобы его сняли с управляющих. На этой почве в 1904-1905 народные волнения в Гусе вспыхнули с новой силой. Кроме того, сказалось большое влияние общероссийских событий: убийство министра Плеве, поражение России в Русско-Японской войне, революционные события в Москве и Петербурге.

В этот раз к «ткачам» присоединились и «хрустали», работавшие в механической мастерской. Рабочие требовали убрать Титова из управляющих заводами и повысить заработную плату. Их требования были удовлетворены после приезда из Петербурга Ю.С. Нечаева-Мальцова. Новым управляющим в Гусе был назначен брат московского генерал-губернатора В.В. Дубасов. В 1905г. в центре Гуся впервые состоялась открытая Первомайская демонстрация. Все рабочие социал-демократические кружки в Гусе объединились в одну организацию. Большую роль в этом сыграла подпольная типография на ул. Якиманской (ныне ул. Интернациональная), наборный шрифт привез из Владимира революционер В.В. Горбов в 1906году, а рабочие механической мастерской хрустального завода тайно изготовили типографский станок. Дом, где располагалась типография стоял почти напротив полицейского участка. Поэтому вся продукция, напечатанная в типографии, по конспиративным соображениям была за подписью Муромской социал-демократической организации. К концу 1906 года в Гусевская организация РСДРП насчитывала уже 500 человек и ее деятельность распространялась и в других рабочих поселках: Курлово, Великодворье, Уршель, Анопино и Золотково. Представитель Гусевской организации РСДРП был участником Лондонского партийного съезда РСДРП, на котором произошел раскол партии на большевиков и меньшевиков. После его возвращения Гусевская организация РСДРП приняла сторону большевиков. В 1907 году в Гусь-Хрустальном впервые были созданы профсоюзы текстильщиков и хрустальщиков. Устав профсоюза был утвержден Владимирским губернатором.

После смерти Ю.С. Нечаева-Мальцова, хозяином всех Гусевских фабрик становится граф П.Н. Игнатьев (1870-1946 гг.) – сын Мальцовой Марии Ивановны, внучки А.В. Мальцова. Павел Николаевич Игнатьев был высокообразованным человеком, окончил Киевский университет и слыл убежденным приверженцем Л.Н. Толстого в области просвещения и нравственного воспитания народных масс. Он проводил большую работу по подготовке реформы начального и среднего образования в России.

По случаю своего вступления в наследство граф Игнатьев должен был приехать в Гусь, и между Гусевскими рабочими возник спор, как встретить нового хозяина: не встречать его вовсе, устроить забастовку или встретить с иконами и «хлебом-солью». Победу одержал третий вариант. В 1915 г. Павел Николаевич был назначен Министром Просвещения Российской Империи. 23 мая 1915г., во время своего приезда в Гусь, на свои средства он закладывает фундамент будущей Гусевской гимназии второй ступени по проекту архитектора Г.В. Штанделя – уроженца Гусь-Хрустального, работавшего с 1905года в качестве заводского архитектора местечка Гусь-Хрустальный.

По православному обычаю при закладке школы отслужили молебен, пел церковный хор. Среди певчих было много детей – будущих учеников гимназии. На этом празднике при большом стечении народа вместе с П.Н. Игнатьевым присутствовал и архитектор Г.В. Штандель. Занятия в гимназии начались 10 октября 1916 г. в трех приспособленных помещениях «Зимнего театра». Близость театральной сцены вдохновила гимназистов и их учителей на создание театрального кружка. В Рождественские праздники, накануне Нового1917 года, кружковцы показали жителям Гусь-Хрустального театральную постановку «Снежная королева» по мотивам сказки Андерсена.

После Рождественских каникул гусевских гимназистов перевели уже в новое здание гимназии. В первый год гимназию поступали мальчики с пятилетним образованием и девочки с четырехлетним образованием. В дальнейшем, по мере выпуска учащихся, планировался набор в первый класс. Все педагоги имели высшее образование. Первым заведующим гимназии была назначена Елена Марковна Якоби, преподававшей в гимназии естествознание и химию. Ее усилиями в гимназии была создана прекрасная библиотека, снабжавшая учеников учебниками и художественной литературой. В период февральской революции 1917 года гимназия, как и все учебные заведения Гусь-Хрустального, была закрыта.

К 1913 году фабрики Нечаева-Мальцова испытывали большие экономические затруднения. Но к этому времени Юрий Степанович, измученный гипертонической болезнью, отдавший последние силы в дело создания Музея изящных искусств, обремененный возрастом, не мог реагировать на экономическую ситуацию, сложившуюся вокруг мальцовского производства.

Новый владелец Гусевских фабрик Павел Николаевич Игнатьев в сложившейся трудной экономической ситуации. создает акционерное общество "Ю.С. Нечаева-Мальцова наследник". Первое собрание акционеров акционерного общества "Ю.С. Нечаева-Мальцова наследник" состоялось 18 июля 1917 года в конторе учредителя, на Варваринской площади в Москве.

§26. Гусь-Хрустальный в период революции 1917 г. и гражданской войны.

Накануне февральской революции Гусь-Хрустальный жил своей обычной трудовой жизнью. Шла Первая мировая война и после 1914 года многие рабочие были мобилизованы на фронт. Их места на производстве заняли женщины и дети. Среди ткачей было много сезонных рабочих из деревень. Известие о свержении царского правительства пришли в Гусь утром 3 марта 1917 г. Днем состоялась большая демонстрация в которой приняли участие более 3000 человек.

В этот же день была разоружена и арестована Гусевская полиция. Власть перешла в руки рабочих. По призыву партийного комитета Гусевской организации РСДРП в Гусе начал создаваться отряд Красной Гвардии. Организация отряда была поручена гутенскому мастеру З.Я. Купцову. К августу Гусевской отряд насчитывал 300 бойцов, на вооружении которых были винтовки, револьверы, два пулемета и два ящика гранат. Все оружие было заранее (еще в январе 1917 г.), тайно привезено из города оружейников Тулы гусевскими рабочими под руководством большевика Филиппа Жданова и было спрятано на потайном складе шлифовни на берегу гусевского пруда.

Отряд Красной Гвардии сыграл большую роль в поддержании правопорядка в Гусе в период Октябрьского переворота 1917 года. Все учреждения Временного правительства были разогнаны. Власть была передана временному революционному комитету, большую роль в работе которого сыграли хрустальщики В.Н. Зубанов, Н.М. Осьмов и возглавивший Совет народных депутатов рабочий фабрики П.И. Хрульков. Были заняты почта, телеграф, дом управляющего, созданы фабрично-заводские комитеты, приступившие к рабочему контролю над производством.

По приказу Московского революционного комитета Гусевской отряд Красной Гвардии был вызван в начале 1918года в Москву, для отправки на фронт для остановки немецкого наступления на Петроград. Однако, к этому времени, с Германией был заключен Брестский мир и Гусевской отряд охранял в Москве правительственные объекты, а за тем был отправлен для обеспечения порядка во Владимир, где сыграл большую роль в становлении молодой Советской власти, в подавлении контрреволюционного мятежа.

Кроме того, Гусевской отряд положил начало регулярным частям Красной Армии, формировавшимся тогда на территории Владимирской губернии. Во Владимире Гусевской отряд Красной Гвардии понес первые потери в связи с началом Гражданской войны. Во время боя у продовольственных складов и эшелонов с продовольствием были убиты бойцы отряда Федор Лаврентьев и Николай Зайцев. Они были с почестями похоронены в Гусь-Хрустальном в братской могиле, на церковной земле, которая в настоящее время является частью площади Свободы.

В ноябре 1918 года Гусевской отряд Красной Гвардии участвовал в подавлении крестьянского восстания в Рязанской губернии, в подавлении Муромского белогвардейского восстания. После этих событий, организатор и первый командир отряда Захар Купцов был назначен комиссаром полка имени Володарского, воевал на юге России с белогвардейцами и геройски погиб в 1919 году на Кубани под Новочеркасском.

В 1918 году, из-за нехватки опытных специалистов, инженерных кадров, дефицита сырья, гусевское промышленное производство находилось в бедственном положении. Производство остановилось. Рабочие перестали получать зарплату.

Нехватка продовольствия вызвала голод и эпидемии. В Гусь-Хрустальном в 1918году свирепствовали оспа, дизентерия, тиф и испанка. С эпидемиями самоотверженно боролись гусевские врачи Ф.И. Мохнин, В.П. Менцель, М.К. Глухова и другие.

Медикаментов не было, поэтому по рецептам выделялось вино, найденное в подвалах дома управляющего. За время Гражданской войны население Гусь-Хрустального сильно уменьшилось. Перепись 1920 года зарегистрировала всего 9971 человека, что составляло 71,3 процента от населения Гуся к началу 1917 года. Не смотря на это, Владимирский губернский исполком выносит решение о преобразовании местечка Гусь-Хрустальный в город, которое было утверждено НКВД 25 февраля 1919 г.

Не смотря на тяжелое положение, рабочие-хрустальщики стремились к творчеству. Выдувальщики одного из немецких хрустальных заводов прислали гусевским рабочим хрустальный сапожок. Гусевские мастера решили сделать ответный подарок – хрустальный сапожок с алмазной гранью. Сапожок выдул уникальный мастер – выдувальщик Петр Григорьевич Староверов, а алмазную грань нанес лучший алмазчик гусевского хрустального завода Сергей Петрович Зубанов. Сапожок получился лучше немецкого! Его тщательно запаковали и отправили посылкой в Германию.

В ноябре 1917 года в стране образуется народный Комиссариат просвещения, а при исполнительном комитете Гусевского совета депутатов трудящихся создается отдел народного образования. В задачу отдела входила организация работы учебных заведений. В 1918 году заведующий отделом был назначен Н.М. Осьмов. В Гусе формируются шесть школ. Пять школ первой ступени, где обучались дети с 8 до 13 лет с 1 по 5 класс: школа № 1 (заведующий Бочаров Д.С.) и №2 (заведущая Фигуровская А.С.) – в зданиях бывшего мужского начального училища, школа №3 (пос. Герценский, заведующий Алякринский А.И.), школа №4 (в здании бывшего женского начального училища, заведующая Голленкина П.В.), школа №5 (в пос. Гусевский, заведуюший П.С. Христорождественский) и одна школа № 1 второй ступени (бывшая гимназия, директор Якоб Е.И.), где дети продолжали обучение с 13 до 17 лет. Для молодежи, работающей на заводе и фабрике, при школе второй ступени были организованы вечерние классы. Гусевская молодежь выступила инициатором в создании губернской молодежной организации. С 1918 года в Гусь-Хрустальном проводились губернские молодежные конференции Союзов рабочей и учащейся молодежи.

Первые годы Советской власти были временем всеобщей разрухи и разорения. Многие дети, оставшись без родителей, бродяжничали, голодали, болели туберкулезом. Чтобы помочь детям в Гусе был организован детский приют в помещении бывшего народного училища на ул. Акиманской (ныне Интернациональная). Благодаря усилиям Гусевского женсовета и отдела образования удалось организовать питание и лечение детей. Больные дети отправлялись на лечение во Владимир. Беспризорников из детского приюта обучали в школах, привлекали в различные кружки.

§27. Гусь-Хрустальный в 1920-1930 гг.

В годы Гражданской войны Гусь-Хрустальный переживал немалые трудности. Для работы производства не хватало топлива и сырья. Рабочие вместо зарплаты много месяцев получали мизерный паек. Рабочим давали по «четвертушке» (250 г), а детям по «осьмушке» (150г) хлеба в день. Школьники с учителями ходили в лес за лишайником «ягилем», чтобы добавлять его в хлебное тесто. Гусевские рабочие решили попросить помощи у Советского правительства. Для этого в Москву был направлен бывший кузнец, матрос-цусимовец, председатель Гусевского Совета народных депутатов А.А. Колотушкин. Ему удалось попасть в Кремль на прием к В.И. Ленину. Будучи председателем Совета Народных Комиссаров, В.И. Ленин распорядился выдать А.А. Колотушкину необходимую для зарплаты гусевских рабочих денежную сумму и дал указание снабжать Хрустальный завод и гусевскую текстильную фабрику сырьем и топливом. 1 октября 1921 года возобновила свою работу первая стекловаренная печь на хрустальном заводе, а через месяц заработали все цеха текстильной фабрики.

В начале 20-х годов все Гусевские предприятия: Хрустальный завод, ткацкая фабрика, торфоразработки были объединены в хозрасчетное объединение: «Гусь-комбинат», просуществовавший до 1927года. При этом объединении был создан первый в Гусе строительный кооператив, который приступил к строительству новых жилых домов. В 1922 году комбинату было разрешено расходовать на свое развитие 30 % производимой продукции. На эти средства комбинат приобретал сырье для производства и продовольствие. В 1923 году Гусь-Хрустальный посетил председатель Центрального исполнительного комитета СССР М.И. Калинин. Он приехал познакомиться с состоянием гусевского производства и поздравить рабочих Гусь-Хрустального с 25-летием гусевской организации РКП(б).

Он побывал на хрустальном заводе, был восхищен изделиями, выходящими из рук гусевских мастеров. Гусевские хрустальщики подарили «Всесоюзному старосте» настольный чернильный прибор из хрусталя. Рабочие завода жаловались М.И. Калинину на отсутствие хороших заводоуправленцев, что хрустальный завод себя не окупает. В своих рекомендациях по развитию производства в условиях НЭПа. М. И. Калинин порекомендовал хрустальщикам, чтобы сохранить завод, выпускать продукцию для широкого потребления: термометры, фарные и водомерные стекла, термосы, недорогие блюда и стаканы, но свое мастерство не забывать, учить молодежь хрустальному мастерству. Для этого в Гусь-Хрустальном в октябре 1923 года была открыта школа ФЗУ с двух летним сроком обучения, где молодые юноши и девушки учились, работали, ходили на субботники по уборке города, заготовке топлива: дров и торфа.

В начале 20-х годов в Гусь-Хрустальном, как и во всей молодой стране Советов началась массовая компания борьбы с религией: храмы разрушались или перестраивались для «гражданских» нужд. Верующие люди были объявлены носителями «религиозных предрассудков», а священнослужители – чуждыми элементами советского общества. Троицкая часовня «Три ключика» на окраине Гуся была полностью разрушена, часовня Варвары Великомученицы на речке Варварке превращена в каменный сарай, Свято-Троицкий храм в центре города стал гаражом пожарной команды. Георгиевский собор был закрыт, все его имущество было изъято и передано в госфонд. Само здание храма – бессмертное творение архитектора Л.Н. Бенуа, было признано, по оценке административного отдела губисполкома, не представляющим никакого исторического значения. В конце октября 1924г. здесь был открыт Дворец Труда. Главы собора и колокольня были разрушены.

Закрытие и уничтожение храмов сопровождалось массовыми арестами служителей церкви и членов их семей как врагов государства. По всей стране в конце 20-х и в 30-е годы прокатилась волна репрессий как следствие борьбы с инакомыслием. К различным срокам тюремного заключения, каторжным работам в системе ГУЛАГА, к расстрелу приговаривались священнослужители, представители интеллигенции, служащие, крестьяне – единоличники, колхозники, рабочие, военные, домохозяйки, пенсионеры за неосторожно сказанное слово, мелкий проступок. Процветало доносительство. В рядах коммунистов с середины 20-х годов так же проводилась всеобщая проверка и «чистка». Во всей стране только за один 1929 год из партийных рядов было исключено 170 000 человек. Все они были репрессированы. «Теоретическим» оправданием массовых репрессий стала сталинская «концепция» обострения классовой борьбы в стране Советов по мере ее продвижения к социализму. В городе Гусь-Хрустальный и в районе от необоснованных репрессий (только, за так называемые, контрреволюционные преступления) пострадало 902 человека, в том числе: 246 рабочих, 207 крестьян, 221 инженерно-технический работник и служащий, 131 военный, 41 служитель церкви. К высшей мере наказания – расстрелу было приговорено 104 человека. К различным срокам лишения свободы в тюрьмах и лагерях ГУЛАГА было приговорено 594 человека, к ссылке и высылке на спецпоселение – 152 человека. Все они в середине 90-х годов были реабилитированы, многие из них – посмертно.

В связи с трудным финансовым положением, спадом производства, город Гусь-Хрустальный в 1924г. снова был переведен в рабочий поселок, став волостным центром Меленковского уезда.

Именно в эти трудные годы в школе № 1 второй ступени (бывшей гимназии) учились, ставшие знаменитыми на всю страну: видный советский писатель Виктор Полторацкий, поэт, журналист Николай Раков, ученый-инженер, организатор производства, будущий первый директор Гусевского института Стекла Джим Клегг. В числе первых они вступили в детскую пионерскую организацию, штаб которой располагался в доме на «плотине». Среди взрослого населения было много неграмотных. Инструктором по ликвидации неграмотности была назначена К.В. Орлова – бывшая учительница начальной школы, организовавшая в Гусе работу по «ликбезу». В этой работе принимали активное участие и учащиеся школы второй ступени, которые обучали грамоте рабочих и своих родителей. К 1930 году неграмотность в Гусе была полностью ликвидирована. В 1929 году в Гусе создается вечерний рабфак для среднего образования молодежи без отрыва от производства. Подобное учебное заведение было одним из первых во Владимирском крае. Рабфак окончили тысячи гусевчан, многие из которых продолжили обучение в высших учебных заведениях страны. 25 декабря 1930 года начались занятия в Гусевском стекольном техникуме.

После ввода в строй линии электропередач Шатура - Гусь-Хрустальный в апреле 1925г., началась электрификация Гусь-Хрустального. Напротив городского озера было построено здание электроподстанции. 25 апреля 1925 г. был получен первый ток с электростанции ШатурГрэс. На Первомайский праздник 1925г. улицы рабочего поселка Гусь-Хрустальный впервые осветились разноцветными огнями. Все производственные предприятия, в том числе и торфоразработки, были переведены на электроэнергию. В 1925 году Гусевские заводы вышли на дореволюционный уровень выпуска продукции. В 1926 году в составе Владимирской губернии был создан Гусевской уезд. Проведение в СССР денежной реформы, переход на устойчивую валюту-червонец способствовали оживлению во все стране торговли. Торговлей занимались потребительские кооперативы, крестьяне-единоличники и частные торговцы - непманы. Доля государственной торговли была незначительной. Бывший фабричный магазин (торговые ряды) назывался ЦРК (центральный рабочий кооператив) и в народе назывался «потребиловка». В нем, наряду с продуктами питания, продавались бочки с дегтем, керосин, различная хозяйственная утварь, конская упряжь и др. В те голодные годы денег на еду не хватало. У всех рабочих были специальные «заборные» книжки, на которые «под зарплату» брали продукты питания.

В 1926 году, в связи с острой нехваткой оконного стекла в стране, на западной окраине Гусь-Хрустального, за железной дорогой, было начато строительство механизированного завода по производству листового стекла. В СССР был принят первый пятилетний план экономического развития и новый завод вступил в строй 10 сентября 1929года. В то время это был самый крупный завод Европы по производству листового стекла методом вытягивания. Заводу было присвоено имя Ф.И. Дзержинского. Запуск нового производства в Гусе явился крупным шагом в развитии стекольной промышленности страны. На заводе работало 10 машин по вытягиванию листового стекла. Если один рабочий ручным способом за смену выдувал 30 «халяв», из которых выходило не более 30 квадратных метров оконного стекла, то каждая из заводских машин вырабатывала за то же время 800 квадратных метров. Задание первой пятилетки новый завод выполнил за 4 года и 3 месяца. В 1929 году на базе бывших ремонтных мастерских текстильной фабрики был создан арматурный завод «Красный Профинтерн». 3 сентября 1930г. в Гусь-Хрустальном начала выходить ежедневная газета «Большевик».

Успехи в промышленном производстве в конце двадцатых годов позволили Гусь-Хрустальному снова стать городом. Постановлением ВЦИК СССР от 20 ноября 1931г. этот статус был утвержден. Как город Гусь-Хрустальный вошел в состав только что созданной Ивановской промышленной области. Границы города значительно расширились за счет индивидуального и кооперативного строительства в новых районах: Новая жизнь (двухэтажные дома рядом с рынком), Красный химик, Герценский, Некрасовский, Советский (ул. Пионерская, Красных партизан), Пролетарский ( Вышвырка, ул. им. 8 Марта). К 1927 году старая часть Гусь-Хрустального была окружена поселками частного жилого сектора. По переписи 1926 г. Гусь-Хрустальный насчитывал 17900 жителей. 13 декабря 1939 года Гусь-Хрустальный был отнесен к разряду городов областного подчинения в составе Ивановской промышленной области.

§ 28. Гусь-Хрустальный в грозные годы Великой Отечественной войны.

В.М. Никонов в своей книге « В тяжкий час страны родной» (1995г.) ярко и образно рисует картину первого дня войны в Гусь-Хрустальном: «Воскресное утро 22 июня 1941 года выдалось солнечным и жарким. Выходных у гусевских рабочих в то время не было, предприятия работали круглосуточно, поэтому с раннего утра, к проходным предприятий потянулись рабочие утренней смены. Те же, кто в этот день отдыхал, спешили с удочками на городское озеро. Любители прыжков в воду оседлали деревянную вышку, установленную на берегу, возле шлифовни. Со стороны спортивных площадок у спортивной школы доносились веселые возгласы и смех – там начались соревнования волейболистов и городошников. Но, ближе к полудню, по городским репродукторам передали сообщение о нападении немецко-фашистских войск на Советский Союз и о начале войны. На всех предприятиях состоялись митинги. Городской военный комиссариат осаждали юноши и девушки, требовавшие отправки на фронт».

Почти в каждом доме в Гусь-Хрустальном кого-нибудь провожали на фронт: мужа, отца, старшего брата, сына. Так же как и в других городах страны, в Гусь-Хрустальном, в соседних рабочих поселках, формировались отряды народного ополчения, истребительные отряды и роты. 23 июня в городе был создан штаб противовоздушной обороны, согласно его приказам были введены правила полной светомаскировки с 22-00 путем зашторивания окон светонепроницаемой материей, применения ламп синего цвета в коридорах, подъездах и лестничных клетках. По всем улицам наружное освещение было отключено. В городе было запрещено хождение и движение всех видов транспорта с 23-00 до 4 часов утра. Лиц, нарушающих настоящий приказ, было предписано подвергать денежным штрафам или трех месячному тюремному заключению. Все взрослое население города и школьников в обязательном порядке обучали по нормам воздушной и химической обороны (ПВХО). На крыше Георгиевского собора была установлена огневая точка противовоздушной обороны. Город не бомбили, хотя сирены воздушной тревоги, установленные на крышах фабричных зданий, завывали часто, так как фашистские самолеты не раз пролетали в окрестностях города. Горожан обучали по звуку отличать наши и вражеские самолеты. В начале войны прямо у домов на Герцинском поселке совершил аварийную посадку наш четырехмоторный бомбардировщик. Еще один советский двухмоторный бомбардировщик упал прямо на железнодорождную линию в районе улицы Тумской, а за Смольной канавой – на Суловской дороге, не дотянув до аэродрома, разбился в лесу истребитель.

Осенью 1941 года враг приближался к Москве. Вокруг Гусь-Хрустального стали сооружать кольцо оборонных укреплений: рыть противотанковые рвы, окопы, сооружать землянки и долговременные огневые точки. На этом строительстве трудились все – и взрослые и дети. В связи с трудным положением на фронте под Москвой, Гусь-Хрустальный комитет обороны в ноябре 1941 года принял решение о строительстве, недалеко от поселка Уршельский в междуречье рек Поль и Бужи в глухом лесу среди болот партизанской базы. Ответственным за это строительство был назначен начальник электроцеха стеклозавода им. Дзержинского В.Д. Ильин. Однако работы по строительству партизанской базы вскоре были прекращены в связи с разгромом фашистских войск под Москвой и началом контрнаступления наших войск.

С первых дней войны все производство Гусь-Хрустального было перестроено на военный лад. Заводы стали выполнять фронтовые заказы. Арматурный завод выпускал для фронта мины калибра 82 мм, гранаты - лимонки. Хрустальный завод, стекольные заводы района: Уршельский, Красноэховский, Золотковский, изготавливали бутылки и шары для зажигательной смеси, освоили выпуск термосов, медицинских ампул, светофильтров, стеклянных фляжек. На стеклозаводе имени Дзержинского выпускали оконное стекло, фотостекло, стекло – триплекс, для самолетов и автомобилей. В декабре 1942 г. на заводе был создан цех по изготовлению из отходов целлулоида игрушек для дошкольных учреждений и детдомов, портсигарных коробочек для солдат.

Креолиновый завод, наряду с ветеринарными препаратами, выпускал хозяйственное мыло, креолин для промывания ран, скипидар, жидкость для дезинфекции помещений.

Фабрика «Красный Профинтерн» изготавливала марлю, бинты, индивидуальные перевязочные пакеты, перкаль (тонкая хлопчато-бумажная ткань из некрученой пряжи, необходимая для изготовления парашютов) для парашютов и многое другое. 1 июля 1943 году вступил в строй, первый в СССР, Гусевской завод стеклянного волокна, бывший ранее одним из цехов хрустального завода. На заводе выпускали стеклоткань для изготовления корпусов легкомоторных самолетов и изоляции электромоторов. Кроме стекловолокна завод поставлял для армии золотое шитье погон и знамен. Курловский стеклозавод им. Володарского с начала 1942 г. начал варить из песка и соды силикат-глыбу для нужд фронта. При подогреве «глыба» шла на заливку блиндажей и других военных объектов, заменяя бетон. В поселке Великодворье были созданы мастерские по изготовлению белья и бурок для бойцов Красной Армии.

Поскольку Гусь-Хрустальный находился в глубоком тылу, с конца 1941 года было принято решение оборудовать в городе семь госпиталей для лечения и восстановления здоровья раненых на фронтах Великой Отечественной войны бойцов. Госпитали размещались в здании стекольного техникума, ФЗУ Хрустального завода, в здании, где сейчас находится городская администрация и в школах № 12, 13 и 15. Над госпиталями шефствовала молодежь с предприятий и школьники. Они выступали перед ранеными с концертами, помогали писать письма родственникам, дарили подарки. Гусевские врачи прилагали все усилия, чтобы вылечить раненых, облегчить их страдания. Однако 220 фронтовиков умерли от ран и болезней. Они были похоронены в братской могиле на городском кладбище. Ежегодно, 9 мая - в День Победы, вот уже на протяжении шестидесяти пяти лет, жители Гусь-Хрустального: ветераны, молодежь, приходят к этой могиле, чтобы возложить венки и цветы в знак бесконечной благодарности и памяти народной.

Гусевчане, вместе с жителями других городов Владимирского края в годы войны собирали деньги для строительства танковой колонны и эскадрильи самолетов. В сборе средств, принимали участие не только рабочие, но и домохозяйки, школьники, престарелые люди. Молодежь участвовала в воскресниках, сдавая все заработанное в фонд обороны. Всего жители города и района внесли в фонд обороны 1 миллион 500 тысяч рублей.

На фронт из Гусь-Хрустального было отправлено много сотен посылок с теплыми вещами и бельем для бойцов Красной армии. Большую помощь оказали гусевчане освобожденным от фашистской оккупации районам страны. Они посылали туда оконное и ламповое стекло, посуду, пиломатериалы, хлопчатобумажные и стеклянные ткани. В 1944 г. из состава Ивановской промышленной области была выделена Владимирская область в которую, наряду с другими был включен и город Гусь-Хрустальный.

Труд коллективов Гусевских предприятий высоко оценивался в годы войны. В 1942,1943,1944 годах коллективы предприятий награждались переходящим Красным Знаменем Государственного Комитета Обороны СССР. А в 1945 году, решением Комитета Обороны оно было оставлено на Гусевском Хрустальном заводе на вечное хранение за большой вклад в Победу над фашизмом.

§ 29. Гусевчане на фронтах Великой Отечественной войны.

Работа военных комиссариатов города Гусь-Хрустальный и Гусь-Хрустального района, Курловского РВК Ивановской области по мобилизационному плану началась в первый же день войны. Осуществлялся набор в зенитно-артиллерийские дивизионы, разведывательные ботальоны, авиабазы, войска ПВО, саперные батальоны, войска НКВД, флот, военные училища. Первыми из Гусь-Хрустльного ушли на фронт добровольцами 12 человек: В.Ф. Васильев – заведующий городским садом отдыха и водной станцией, Н.П. Андреев – электромонтер с хрустального завода, Г.Н. Толстов – токарь машзавода, В.П. Соколов- весовчик товарной конторы, В.И. Тимофеев – учащийся и другие.

Осенью 1941 г. в войска противовоздушной обороны ушли 40 девушек старших курсов Гусевского стекольного техникума, а в Уршеле 18 девушек обратились в военкомат с просьбой зачислить их добровольцами в действующую армию в качестве медицинских сестер.

На западных рубежах нашей Родины шли ожесточенные бои. Гусевчане в числе тысяч советских воинов с беспримерным мужеством и героизмом отстаивали священные рубежи Отечества. С самых первых минут войны, сдерживая продвижение врага на Киевском направлении, воевал молодой лейтенант Российский Михаил Яковлевич. В августе 1941 года он попал в окружение, был захвачен в плен. Совершил побег с группой советских военнопленных из концлагеря под Ровно, воевал в партизанском отряде Медведева в Черкасской и Киевской областях, затем в составе 933 стрелкового полка Второго Украинского фронта освобождал Золотоношу, Русскую Поляну,Черкасск, Городище. В феврале 1944 года он участвовал в Корсунь-Шевченковской операции по разгрому немецких фашистов, был тяжело ранен. После лечения вернулся в родной Гусь-Хрустальный, учился в педагогическом институте, долгое время работал учителем истории, директором школы № 2.

Гусевчанин Евгений Владимирович Старков после окончания Орловского бронетанкового училища был отправлен на службу в Белосток. В первые недели войны попал в окружение, геройски воевал в партизанском отряде Губина на территории Белоруссии, во время боя у поселка Октябрьский Могилевской области, поднял свой взвод в атаку, был смертельно ранен, скончался 16 августа 1942года. О его судьбе дома в Гусь-Хрустальном узнали только через пятнадцать лет. Улица, на которой до войны жил Евгений с родителями, была переименована в улицу Старкова.

В тыл врага в числе первых добровольцев в августе 1941 года были направлены гусевчане Геннадий Чехлов, Борис Удалов, Василий Башлыков, Александр Ефремов, Виктор Балмашов. Молодые разведчики перехватывали почтовые машины, устраивали засады, взрывали эшелоны противника с военной техникой и боеприпасами. В боях за линией фронта погибли Удалов, Балмашов и Башлыков. Раненого Геннадия Чехлова партизанам удалось переправить на «Большую землю». Едва оправившись от ран Геннадий выучился на стрелка-радиста танка Т-34 и с мая 1943 года воевал в 12 танковой бригаде Первого Украинского фронта. 23 января 1945 года гвардии старший сержант Чехлов в составе экипажа танка и пехотного десанта на броне, захватил мост через реку Пшешма в Польше и двое суток удерживал важную переправу. Заменив тяжело раненого командира танка, Геннадий Чехлов отбил семь атак противника. За этот подвиг 10 апреля 1945 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Более тысячи наших земляков принимали участие в обороне Ленинграда. Из них пали смертью храбрых 784 человека. Геройски сражались и погибли под Ленинградом жители поселка Гусевский: братья-близнецы Александр и Михаил Безбородовы, Ефремочкин Степан, Инчин Григорий, Иванов Василий, Петухов Владимир, Чернов Николай. Там же пропали без вести: Горшков Петр, Крысин Федор, Крутов Илья, Орлов Иван и другие. Наш земляк – бесстрашный разведчик, защитник Ленинграда Оськин Александр Иванович за личное мужество и отвагу в боях с фашистами был награжден четырьмя (!) медалями «За отвагу».

В начале сентября 1941 года началось первое в истории Великой Отечественной войны наступление наших войск под Ельней. Группировка фашистов была полностью разгромлена. Одной из батарей артиллерийского полка, принимавшего участие в разгроме врага командовал гусевчанин Николай Дмитриевич Павлов – выпускник Ленинградского артиллерийского инженерно-технического училища. В его батарее служил так же наш земляк Василий Викентьевич Соловьев, позднее ставший командиром дивизиона реактивных гвардейских минометов – знаменитых «Катюш».

В Гусь-Хрустальном, поселке Курловском и в других населенных пунктах района, по примеру многих городов страны, формировались отряды народного ополчения. Большая часть ополченцев из Гусь-Хрустального вошла в состав Ивановской стрелковой дивизии имени Фрунзе, сформированной на основании постановления Государственного Комитета Обороны 27 ноября 1941 года. Ивановская дивизия 24 октября 1941 года занимала оборонительный рубеж под Москвой по линии: Красное – Чертаново – Царицыно – Брошлево. За хорошую боевую выучку бойцы дивизии были удостоены чести участвовать в историческом параде на Красной площади в Москве 7 ноября 1941года.

В тот же день приказ по дивизии им. Фрунзе был опубликован в газетах и зачитан по всем фронтам: «На подступах к Москве, во имя нашей Родины, наших матерей, сестер, братьев и детей, мы должны дать отпор фашистской гадине, не щадя ни своих сил, ни жизни. На нас лежит ответственная и почетная задача – защищать, оборонять Москву. Москва должна стать, и будет, могилой фашизма».

В конце декабря 1941 года дивизия в составе 4-й Ударной армии приняла участие в боях при нанесении глубокого рассекающего удара из района Осташкова, у озера Селигер, в стык групп немецких армий «Центр» и «Север». Воины дивизии, в том числе и наши земляки в боях с врагом проявили истинный героизм, вписали в летопись этого соединения многие подвиги, за которые дивизия им. Фрунзе была награждена орденом Суворова второй степени и получила право называться Иваново-Полоцкой.

В самый разгар битвы под Москвой, зимой 1942 года гусевчанин – связист Алексей Юматов обеспечивал связь между батальоном и командиром полка. Не раз, под ураганным пулеметным и минометным огнем фашистов, устранял обрывы телефонного кабеля. От Москвы до Прибалтики пролег его боевой путь. За обеспечение связи в боях под Кенингсбергом связист Юматов был награжден орденом Красной Звезды.

Федор Иванович Королев, уроженец деревни Алферово на фронт попал служить в отдельный лыжный батальон 188 стрелковой дивизии. Оборонял Москву на Клинском направлении под командованием своего земляка – гусевчанина Владимира Михайловича Круглова. Подразделение В.М. Круглова участвовало в боях по освобождению Клина, Солнечногорска и других городов Подмосковья. В 1942 году в бою В.М. Круглов получил сразу несколько ранений. Его доставили в медсанбат: руки и ноги освободили от осколков, а вот пуля в груди осталась при нем навсегда...

После госпиталя старший лейтенант Владимир Михайлович Круглов преподавал в школе снайперов в Уфе. После окончания войны вернулся в Гусь-Хрустальный, работал на железной дороге. Скончался от открывшейся раны: пуля, оставшаяся с войны пришла в движение, шевельнулась, возвращая его память в горячий 1942 год. Говорили, перед смертью он звал бойцов в атаку…

Тысячи гусевчан защищали Москву, всеми силами и умением приближая победу. Было много битв: больших и малых, трудных, затяжных, кровавых и изматывающих. Были битвы за Севастополь и Крым, за Одессу, Керчь, за Кавказ, Советское Заполярье. Была Сталинградская битва, Курская дуга, битва за снятие блокады Ленинграда, форсирование Днепра, «выламывание» непреступного Восточного вала, освобождение порабощенных народов Европы, Висло-Одерская операция, штурм Берлина. И во всех этих великих эпизодах войны принимали участие наши земляки.

Много героических подвигов совершили гусевчане на фронтах Великой Отечественной войны: Березкин Василий Григорьевич – мастер-выдувальщтк по профессии, гвардии капитан, командир батальона 76-мм орудий и Ефремов Анатолий Григорьевич, учитель, командир минометной роты за умелые действия по организации боя, мужество самоотверженность были награждены орденами Александра Невского. Вальков Сергей Александрович – рабочий арматурного завода, связной стрелкового полка и Катечкин Иван Егорович – командир огневого взвода 1028 артиллерийского полка, проявив в боях храбрость и беспримерное мужество, стали полными кавалерами ордена «Славы». Двадцатилетний Сергей Вальков погиб в уличном бою за город Берлин 26 апреля 1945 года, не дожив до победы всего несколько дней.

Наш земляк Ионов Иван Павлович на рассвете 14 января 1944 года, во время боев по разгрому немецкого укрепрайона, повторил подвиг Александра Матросова, ценой своей жизни уничтожив дзот противника и обеспечив успешное наступление советских войск…

За ратные подвиги в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, высокого звания Героя Советского Союза были удостоены 13 наших земляков, 9 из них – посмертно. Именами некоторых из них названы улицы нашего города: Александра Ивановича Славнова – героя Финской войны, геройски погибшего 13 марта 1940 года, за несколько минут до прекращения военных действий, летчика Василия Васильева – командира эскадрильи дальних бомбардировщиков Ил – 4, совершившего 201 боевой вылет на территорию врага, погибшего 8 сентября 1943года.

1418 дней и ночей длилась Великая Отечественная война. Погибло 27 миллионов граждан нашей страны.

Из города Гусь-Хрустальный и района ушли на фронт 30371 человек. Погибли – 6082, пропали без вести – 6882, умерли от ран и болезней – 1263, замучены в фашистском плену – 84 человека. Безвозвратные потери города и района в годы Великой Отечественной войны составили 14311 человек…

§ 30. Экономическое развитие Гусь-Хрустального в послевоенные годы 1945 - конец 60-х годов.

(11 января 1949 года получает свое название поселок торфяников Гусевский, причисленный к категории рабочих поселков с подчинением Гусь-Хрустальному горисполкому).

В послевоенные годы гусевчане внесли весомый вклад в восстановление и развитие народного хозяйства страны. С 1946 г. на Хрустальном заводе вновь были запущены шлифовальный, гильоширный, рисовальный отделы, работа которых в годы войны была приостановлена. Были запущены в производство все печи завода. В 1949 году была освоена химическая полировка изделий из свинцового хрусталя. В 1951 году была запущена технологическая линия по выпуску выдувных стаканов. С этого времени завод первым в СССР начал переходить на поточно-конвейерный метод обработки стеклоизделий. К концу 50-х годов на заводе действовало 50 конвейеров разной конструкций и 7 самостоятельных технологических линий. В 1955 году хрустальный завод выпустил 28 видов новых хрустальных изделий. В 1958 году на Всемирной выставке в Брюсселе изделия нашего хрустального завода были отмечены бронзовой медалью. В начале 60-х годов на заводе, впервые в отечественной практике была разработана, освоена и внедрена технология промышленной варки и выработки изделий из хрусталя в ванных печах непрерывного действия. Эти работы возглавил главный инженер Хрустального завода И.А. Фигуровский.

В 1953 году на стеклозаводе им. Дзержинского впервые в СССР был построен конвейер по выработке полированного листового стекла: 500 тысяч кв. м в год, а в 1962 году был построен комплекс по производству кварцевого стекла. Начали выпускать свою продукцию отделы производства кварцевых труб, плавленого кварца и кварцедувный, аналогов которой в СССР не было. В 1955г. начал давать свою продукцию Гусевской завод железобетонных изделий, созданный на базе растворного узла стеклозавода им. Дзержинского, продукция которого была необходима для расширения городского строительства. С 1957 г. в Гусь-Хрустальном была запущена первая очередь центрального водопровода, было налажено пригородное автобусное сообщение.

В 1960 г. В Гусь-Хрустальном был создан филиал Государственного института стекла (ГИС). Возглавил институт его основатель и строитель института Д.И. Клегг. (Родился в1912 г., в г. Собинка. Учился в Гусь-Хрустальном:в школе №2 первой ступени, а с 5 класса в школе№1второй ступени(старая гимназия).Свою трудовую деятельность начал в 1927г. электриком на Гусевской фабрике «Красный Профинтерн». В 1937г. закончил Ивановский химико-технологический институт и был назначен на хрустальный завод начальником смены. В период ВОВ работал инструктором отдела легкой промышленности в аппарате Владимирского обкома КПСС, а затем был назначен главным инженером, потом директором Анопинского стекольного завода им. Калинина. В 1949 г. переводится на стеклозавод им. Дзержинского, где работает начальником цеха, заместителем директора по капитальному строительству, главным инженером. С 1960г. назначается директором филиала Государственного НИИ стекла. За участие в научных разработках получил звание лауреата Государственной премии. Награжден орденом «Знак почета» и медалями.)

С этого времени наш город из города мастеров стекла превращается в город ученых-стеклоделов. Впервые в мировой практике стекловарения на хрустальном заводе с помощью ученых внедряется технология выработки хрусталя и цветных стекол, окрашенных окислами редкоземельных элементов в ванных печах непрерывного действия.

За эту работу целая группа ведущих специалистов, ученых и организаторов производства Хрустального завода и ГИС была награждена Государственной премией СССР в области науки и техники за 1971г.: Г.В. Савоничев – директор Хрустального завода, В.А. Зубанов – главный конструктор Хрустального завода, В.Г. Катков – стекловар, З.М. Сырицкая – к.т.н., зав. лабораторией ГИС, Д.И. Клегг – директор ГИС, Н.А. Юдин - зав. сектором ГИС, К.А. Пчеляков- к.т.н., зав. отделом ГИС, С.В. Соколов – глав. конструктор ПКБ.

В условиях расширения и интенсификации производства в Гусь-Хрустальном с начала 60-х годов были созданы условия для коренного преобразования топливно-энергетической базы. К городу был подведен газопровод. Одним из первых в 1963году с жидкого топлива на природный газ перешел Хрустальный завод. С 1964 года природный газ пришел в дома гусевчан.

В середине 60-х годов при Институте стекла была создана экспериментальная база для промышленного освоения новых технологических процессов варки стекла, давшая начало Опытному стекольному заводу, первая стекловаренная печь которого заработала 30 апреля 1968г.

В эти же годы проводится реконструкция и замена устаревшего оборудования на фабрике «Красный Профинтерн», которая 2 августа 1968г. была преобразована в Гусь-Хрустальный текстильный комбинат. Завод стекловолокна из опытного производства становится крупным предприятием химической промышленности, базой подготовки рабочих и инженерно-технических кадров для заводов страны и стран социалистического содружества.

В 60-е годы объем производства в Гусь-Хрустальном возрос на 60%.

(За достигнутые успехи коллектив стеклозавода им. Дзержинского был награжден орденом Трудового Красного Знамени а бригадир машинно-ванного отдела цеха ВНС Г.Ф. Лебедев был удостен звания Героя Социалистического Труда. В эти годы 200 передовиков производства, строек были отмечены высокими правительственными наградами).

§ 31. Гусь-Хрустальный в 70-е - 80-е годы.

В конце 60-х годов в Гусь-Хрустальном началось строительство завода ОЧКС – первого в стране специализированного предприятия по выпуску изделий из высококачественного кварцевого стекла, без которого невозможно существование космической и лазерной техники, химической промышленности, светотехники, современной электроники. В декабре 1970г. завод дал свою первую продукцию.

В июне 1972 года начались работы по реставрации Георгиевского собора и созданию Музея Хрусталя.

На стеклозаводе им.Дзержинского в 70-е годы активно внедрялась автоматизация технологических процессов и автоматические системы управления с использованием ЭВМ. В ноябре 1975г. на заводе был создан кустовой вычислительный центр (КВЦ) предприятий ПО «Владимирстекло», объединившее 17 стекольных заводов.

В послевоенные годы, особенно в конце 60-х годов в Гусь-Хрустальном городе и районе большой размах приняло промышленное, культурно-социальное и жилое строительство. Это вызвало рождение основной строительной организации – треста «Стеклострой». Он был создан в 1971г. За чертой города силами треста было начато строительство нового завода стекловолокна в 1974г., завода стекольного оборудования «Стекломаш».

Промышленность Гусь-Хрустального к 19 декабря 1980г. перевыполнила пятилетний план по реализации продукции на 12,5 млн. рублей. Объем промышленного производства с 1976 по 1980 годы вырос на 25 % по сравнению с предыдущей пятилеткой. Было освоено 105,7 млн. руб. государственных капиталовложений. В эти годы была проведена полная реконструкция хрустального завода, завода ЖБИ, введены мощности по выпуску кварцевого стекла на стеклозаводе им. Дзержинского, особо чистого кварцевого стекла, продолжалось активное строительство нового завода стекловолокна, началось строительство нового молокозавода. Была выполнена широкая программа социальных мероприятий. Жилищные условия улучшили 3800 семей гусевчан, построена средняя школа №1 на 1176 мест, детские дошкольные учреждения на 840 мест, поликлиника, новый роддом, профилакторий на 140 мест. В октябре 1981 г. Гусь-Хрустальный был награжден орденом «Знак Почета» за развитие отечественного стеклоделия и весомый вклад в развитие народного хозяйства страны.

С 1981 по 1985 годы в Гусь-Хрустальном на заводе ОЧКС введен в строй цех по выращиванию искусственных кристаллов кварца, были построены новый Дом Быта, средняя школа № 4 на 1176 мест, 200 тыс. кв. м жилья.